Каковы шансы "Роснефть" и Ротенберга в Европейском суде



Каковы шансы "Роснефть" и Ротенберга в Европейском суде Российская государственная компания "Роснефть" и бизнесмен Аркадий Ротенберг, в конце июля попавшие под санкции Евросоюза, подали в суд на Европейский Совет, регулирующий всевозможные ограничительные меры.
"Роснефть" собирается потратить на разбирательство почти 18 миллионов фунтов - для Басманного суда сумма более чем достаточна, но хватит ли ее для европейского арбитража?
Как работают европейские арбитражные институты? Могут ли российские компании выиграть свои иски?
Ведущий "Пятого этажа" Михаил Смотряев обсуждает эти вопросы с независимым исследователем Юрием Федоровым.
Михаил Смотряев:Тема нашего с Вами сегодня разговора не столько бедствия "Роснефти" и лично Аркадия Ротенберга, состояние которого оценивалось в какой-то момент этого года в 4 млрд долларов, 27-я строчка в списке богатейших бизнесменов в России по версии "Форбс", сколько санкции как инструмент. Инструмент достаточно сложный, обоюдоострый. Но, для начала, о перспективах добиться их отмены. В журнале "Фигаро", например, появилась недавно статья о том, что к этому есть предпосылки, поскольку группировка "Исламское государство" и связанные с ней проблемы сейчас выходят на первое место, невзирая на то, что в своей знаменитой речи Обама поставил ИГ только на третье место. И ради того, чтобы более эффективно с ним бороться, Запад в определенной степени готов поступиться принципами. Особенность состоит в том, что решение о санкциях принимают политики, но накладываются они и оспариваются европейскими институтами, которые формально действующим политикам не подчиняются. И в этой связи возможен конфликт мнений. Правда?
Юрий Федоров: Конфликт, конечно, возможен. Это даже не конфликт, а расхождение между правовым, юридическим подходом к проблеме, и политическим. Санкции накладываются в результате определенных политических резонов, это прослеживается практически в любых санкциях, которые были использованы в последнее десятилетие. Например, в санкциях против Ирана, с тем, чтобы добиться замедления или отмены иранской военной программы, или в случае с Россией. Конечно, санкции являются результатом определенной политики. Но особенно важно для европейцев, для западного истеблишмента, для западного менталитета в целом, в какой мере те или иные санкции, действия правительств в области внешней политики соответствуют определенным принципам права, как международного, так и внутреннего. И этими расхождениями сейчас пытается воспользоваться "Роснефть" и Ротенберг, которые подали иск с просьбой отменить санкции против компании и против Ротенберга лично. Проблема эта существует, другой вопрос, какое решение примет Европейский суд. Это зависит от Европейского суда, и я думаю, он будет действовать и принимать решения в строгом соответствии с европейскими юридическими установлениями.
М.С.:О юридических установлениях. Проскочили сведения, практически сразу, когда стало известно об этих исках, а поданы они были неделю назад, о том, что "Роснефть" объявила тендер стоимостью почти 20 млн фунтов, на юридические услуги. Там фигурировал контракт сроком на 5 лет, из чего вытекает, что судилище обещает быть долгим. Насколько долгим? Были ли какие-то прецеденты, когда санкции отменялись быстрее, чем за 2-3 года?
Ю.Ф.: Известно, что Европейский Суд отменил санкции, наложенные Европейским Советом на некоторые иранские компании просто потому, что не было доказано точно участие этих компаний в осуществлении иранской ядерной программы. Рассмотрение этих вопросов длилось более двух лет. Так что предстоит довольно длительное разбирательство. А журналистам и аналитикам, нам с вами, предстоит достаточно интересное наблюдение за ходом этих процессов. Это будет любопытный процесс, может быть, даже прецедентный процесс. Это важно, потому что, какое бы ни было решение Европейского суда, оно будет иметь достаточно серьезное и политическое, и юридическое значение в будущем.
М.С.:Вы сказали, что предстоит интересный процесс, который будет продолжаться не один сезон. Мы уже слышали озвученную Сечиным в начале программы точку зрения, что санкции наказывают Россию за ее действия на Украине, а "Роснефть" к этому никакого отношения не имеет. Достаточно прямолинейно. В этом есть какая-то логика, но хватит ли ее для Европейского суда, или это более сложно, чем: если вы не попались на Украине, значит, вы не виноваты.
Ю.Ф.: В случае с "Роснефтью" ситуация достаточно прозрачна. "Роснефть", как и целый ряд других крупных компаний, банков, попавших под европейские, американские санкции, - это государственные компании. В "Роснефти" государству принадлежит почти 70% акций, поэтому эта компания может рассматриваться как соответчик в процессе. А раз она является государственной организацией, к ней применимы все положения, которые относятся к Российскому государству в целом. А Российское государство, по мнению Европейского Совета, по мнению ЕС и по мнению большинства европейцев, насколько я понимаю, является нарушителем международного права, создает угрозу международной безопасности, нарушила территориальную целостность Украины и так далее. Все основания для введения санкций против "Роснефти" и других государственных компаний есть. Тем более, что "Роснефть" является одним из крупнейших плательщиков в российский бюджет, и соответственно поддерживает Российское государство в его внешней политике, которая является нарушением международного права. Так что я не вижу для Сечина благоприятных перспектив. Другое дело - положение Ротенберга, тут немножко сложнее.
М.С.:Ротенберг будет судиться не как частное лицо, но это проблема Ротенберга. Хотя, исходя из его официального состояния, денег судиться у него хватит практически бесконечное количество времени, до тех пор, пока санкции не будут сняты. Но когда мы говорим о ЕС, мы употребляем эти два слова, подразумевая, что внутри есть те или иные институты, которые носят тоже собирательный характер, в них присутствуют участники из всех 28 стран - членов союза. Но эти институты разные. Я посмотрел решение суда по правам человека, который присудит акционерам ЮКОСа довольно много денег, и шум, который по этому поводу возник, в том числе и в российской прессе, по поводу того, что решение одного европейского суда в определенной степени подрывает основы решения другого европейского же суда. Не может ли и здесь сложиться такая же коллизия?
Ю.Ф.: Я не вижу здесь какой-то коллизии. В одном случае речь идет о правах большого количества акционеров (в истории с ЮКОСом), которые были нарушены российским государством, которое должно выплатить очень крупную сумму, в другом случае речь идет о государственной компании, принадлежащей государству, ведущему неправильную внешнюю политику. Вопросы права очень сложны и запутаны, и огромное количество юристов, адвокатов и разного рода специалистов по праву занимаются тем, что изучают, интерпретируют законоположения, решения судов, международных и национальных, и это очень сложное дело, очень сложная проблема. Поэтому здесь возможны разные трактовки и разные интерпретации. Задача суда как раз и состоит в том, чтобы выбрать ту интерпретацию, которая наиболее соответствует тому или иному положению с точки зрения суда. Но при этом существует и субъективный фактор. Это позиция судьи, который толкует и интерпретирует те или иные положения закона, ну и так далее. Это очень непростое дело, и однозначных, простых ответов сейчас давать относительно того, чем завершится и как пойдет рассмотрение исков "Роснефти" и Ротенберга, я бы не стал.
М.С.:Мы и не собираемся гадать, чем эти иски закончатся, при достаточном количестве терпения мы узнаем наверняка, в тот момент, когда эти решения будут обнародованы. Возвращаясь к параллелям между обманутыми вкладчиками ЮКОСа, можно рассуждать, что, налагая серьезные ограничения на работу компании, как следствие, ее способность выплачивать зарплату своим сотрудникам, санкциям подвергаются не только люди в верхушке компании, которые в той или иной поддерживали или не протестовали против действий России на Украине, даже имея к этому возможность, будучи вхожи в верхние коридоры Кремля, но и те же нефтяники, которые добывают нефть, продавать которую и извлекать прибыль, особенно из шельфовых месторождений, "Роснефти" сейчас будет проблематично. Эти люди, строго говоря, ничем не провинились. И более того, если посмотреть на их состояния, они в списке журнала "Форбс" не фигурируют. Им придется гораздо тяжелее, чем Ротенбергу. Такая конструкция тоже имеет право на существование?
Ю.Ф.: Конечно, как и любая другая конструкция. Но здесь все-таки есть определенная разница. Есть две категории людей. Первая - это сотрудники "Роснефти", которые работают в том числе на приисках, в тяжелейших условиях. Это одна группа людей, которая может пострадать от санкций, введенных ЕС. Есть другая категория людей, это акционеры "Роснефти", помимо Российского государства. Они тоже, скорее всего, пострадают. Но тут вопрос в том, кто виноват? Кто несет ответственность за те потери, которые понесет и та, и другая группы людей - и сотрудники "Роснефти", и ее акционеры, в том числе и миноритарные акционеры? Либо это российское правительство или российский парламент, который принимал соответствующее решение, это та группа, которая готовила вторжение на Украину, или это ЕС? Вот тут вопрос сложный, и он не столько юридический, сколько политический. Я мог бы сослаться на Нюренбергский процесс, 1945-1946 года, когда имел место вопрос "кто виноват?" - гитлеровская верхушка или те немцы, которые пострадали в результате военных действий, в том числе от действий союзников. Нюренбергский трибунал принял конкретное и вполне ясное решение о том, что ответственность лежит на нацистском руководстве. Так и здесь может быть: ответственность лежит на кремлевском руководстве, которое заварило всю эту кашу, а не на европейском совете, не на ЕС. Можно придумать другую аналогию - кто виноват в том, что грабитель напал на какого-то добропорядочного гражданина, идущего по улице, и нанес ему ущерб: грабитель или полиция, которая в процессе перестрелки могла нанести дополнительный ущерб этому гражданину.
М.С.:Но дальше развивая эту тему, можно воспользоваться параллелью между нацистским режимом и происходящим сейчас в России, я уверен, что многим не понравится, тем более не первый раз это возникает. ЕС, как единой целое, в том числе с юридической точки зрения, существует уже достаточно давно, 70 с лишним послевоенных лет, как некое обширное правовое поле. Принятие этого правового поля - одно из главных, если не основное условие принятия в Союз. В нацистской Германии или в современной России протестовать против тех или иных решений правительства в одном случае опасно, в другом - бессмысленно. В этой связи получается, что эти два юридических лица, если их можно так назвать, ЕС с одной стороны, и Россия с другой, находятся на разных правовых полянах. Можно ли применять правовые постулаты одного, европейского, поля методом параллельного переноса, на Россию, или необходимо все же делать некоторую поправку?
Ю.Ф.: Я согласен, что правовая культура и правовой менталитет в ЕС и в России существенно разный. Но, если возвращаться к той проблеме, с которой мы начали, санкции, введенные против Ротенберга, замораживание его активов в Италии недавно. Если российский гражданин имеет активы в Европе за пределами России, он, воленс-ноленс, должен принимать европейскую правовую культуру, должен соглашаться с европейскими правовыми нормами, иначе ему лучше вкладывать свои деньги, или что-то иное, что у него есть, совершенно в другие регионы мира, где совершенно иная правовая культура. Решение Европейского Совета по поводу санкций против "Роснефти" обращено не столько к "Роснефти". Если смотреть на эти решения, то они запрещают европейским юридическим лицам оказывать определенные услуги или предоставлять кредиты "Роснефти" и другим российским организациям на срок более 30 дней. То есть это регуляция деятельности европейских юридических лиц, европейских экономических акторов. Если "Роснефть" хочет работать в Европе, или в США, или в ином регионе цивилизованного мира, евроатлантического мира, то тогда ей придется принимать те правила и те нормы, которые существуют в этих регионах. Точно так же, как если европейская компания работает в России, она работает по тем нормам, или тем понятиям, которые существуют в Российской Федерации. Такова жизнь, тут ничего не поделаешь. Если "Роснефть" не хочет принимать европейские нормы, тогда ей лучше ограничить свою деятельность другими регионами или только Россией.
М.С.:У "Роснефти" могут здесь возникнуть затруднения. Связаны они, как Вы правильно подметили, не столько с Европой, сколько с США, поскольку именно с американцами "Роснефть" готовилась осваивать арктические шельфы, а сейчас, по всей видимости, эти проекты заморожены на достаточно значительное время. Возвращаясь к временной оценке этих санкций, продолжительности их действия, и противоречию между политикой и юриспруденцией, которые потенциально могут возникнуть, как не вспомнить прозвучавшее мнение одного из российских юристов, не названного, которое напечатала газета Financial Times на днях. О том, что судебный иск "Роснефти" и Ротенберга может повлиять на решение о продлении санкций, когда его будут рассматривать через полгода. Мне представляется это несколько надуманным, хочется верить, что европейские судебные институты отличаются от соответствующих судебных институтов в Москве, но там, где замешана большая политика, ничего чисто и однозначно не бывает. Так?
Ю.Ф.: Я не совсем согласен с точкой зрения этого российского юриста. В Европе, конечно, есть противники и сторонники санкционной политики, санкционных действии по отношению к России. Это хорошо известно, и круги, экономически заинтересованные в продолжении контактов с Россией. И эти круги могут воспользоваться этой ситуацией и сказать: вот видите, еще неизвестно, как поступит Европейский Суд, может быть, он отменит санкции, может быть, лучше не рисковать, вообще вся эта история не совсем соответствует интересам Европы. Каждое экономическое или юридическое лицо, как и отдельный человек, свои собственные интересы часто выдает за интересы более широкой общности. Некоторые европейские компании могут говорить об интересах Европы, имея в виду свои интересы. Такая политическая риторика вокруг этой проблемы, рассмотрения исков в суде, может иметь место. Но я не уверен, что эта риторика будет оказывать воздействие на принятие решения европейскими лидерами. У лидеров ведущих стран Европы существует примерно одинаковое понимание необходимости санкций в отношении России и необходимости четкого выдерживания условий отмены санкций, которые были наложены. Встреча в Милане между Путиным и Меркель подтверждает эту мысль. Экономические интересы важны для европейцев и для европейских государств, но в отношении России все-таки доминируют интересы безопасности, интересы политические, интересы, связанные с защитой независимости и территориальной целостности Украины и безопасности Европы в целом. Это очень важный момент.
М.С.:Понятно, что политические соображения доступны и судьям в европейских юридических инстанциях, но они не являются политиками, их специальность - правоприменение, которое от текущей политики зависит меньше, не имеет прямой краткосрочной конъюнктурной связи. Именно судьям придется объяснять, участвовала ли "Роснефть" лично или опосредованно и лично Ротенберг в аннексии Крыма или в действиях на Украине или не участвовали. И тут немало будет зависеть от искусства юристов. Можно вспомнить дело с иранским банком ... по поводу санкций. Британская юридическая компания ухитрилась доказать европейским судьям, что лично этот банк иранскую ядерную программу не поддерживал, в этой связи санкции с него были сняты. А теперь продолжается и некоторое время будет идти разбирательство - иранцы требуют компенсации за упущенную выгоду и все остальное в немаленьких размерах - что-то в районе 4х млрд долларов. Если юристы такого калибра, а по сведению Wall Street Journal именно они будут заниматься делом "Роснефти", сумеют убедить судей не прибегая ни к какой политике, политическим аргументам, то тогда "Роснефть" может дело выиграть, и, как Вы сами сказали, это - прецедентный случай?
Ю.Ф.: Может. Но я обратил бы внимание на следующее: для того, чтобы доказать и показать судьям, что "Роснефть" не имела отношения к аннексии Крыма и к агрессии в Донбассе, руководство "Роснефти" должно четко определить свою позицию по этим моментам. Сечин и люди из его окружения должны прийти в суд и сказать: да, Россия аннексировала Крым, присоединила Крым, как угодно, но мы, "Роснефть", не одобряем это, и никакого отношения к этому не имеем. Я хотел бы посмотреть, как Сечин произнесет что-либо в этом духе.
М.С.:Я думаю, Вы не один согласились бы приплатить за такое удовольствие, зрителей нашлось бы достаточно. Это можно порекомендовать "Роснефти" как план финансового спасения на крайний случай. Если говорить серьезно и возвращаясь к прецедентной составляющей. Насколько я понимаю, европейские институты работают по принципам романо-германского права, прецедентное право в том виде, как оно существует в англо-саксонских странах, в Европе не применяется, тем не менее, значимость такого прецедента, чем бы дело ни завершилось, наверное, нельзя переоценить?
Ю.Ф.: Конечно. Это решение, хотя оно формально не будет являться основанием для вынесения решений по аналогичным вопросам, будет тем образцом, которому судьи волей-неволей будут следовать. Мне бы хотелось в завершение привести высказывание Ротенберга, если я правильно понимаю, это высказывание руководства "Роснефти", которое они сделали в марте этого года, когда первые санкции против них были введены. Они тогда заявили, что эти санкции являются признанием их заслуг перед Россией. Но сейчас ситуация несколько иная. Они говорят совершенно в ином ключе и ином духе.
М.С.:Сейчас признание заслуг перед Россией должно выражаться каким-то другим способом. Будем следить внимательно, тем более, что по опыту предыдущих процессов такого рода у нас в запасе несколько лет.
Источник: bbc.co.uk


commnetКомментарии

Пожалуйста, войдите / зарегистрируйтесь
или авторизируйтесь через любую соц. сеть, чтобы оставить комментарий.


Похожие новости
Паулина Андреева развеяла мифы о Федоре Бондарчуке 18 дек. 2016 г.

Паулина Андреева развеяла мифы о Федоре Бондарчуке

Паулина Андреева в одном из интервью заявила, что Федор Бондарчук воспринимается многими людьми, особенно теми, что тесно с ним незнаком, как совершенно далекий от реальности персонаж, лишенный каких-то приземленных качеств --- ее избранник Федор...

дальше...

Федор Смолов женится через три года 23 мая 2016 г.

Федор Смолов женится через три года

Нападающий клуба «Краснодар» Федор Смолов стал первым российским игроком с 1998 года, которому удалось забить 20 голов в Российской футбольной премьер-лиге. Удача в спорте настигла Федора спустя ровно год после поражения на любовном фронте – в мае 2015...

дальше...

СМИ: банк Nordea прекратил обслуживание счета компании, принадлежащей семье Ротенбергов 27 сент. 2014 г.

СМИ: банк Nordea прекратил обслуживание счета компании, принадлежащей семье Ротенбергов

Под управлением Longvic Capital находится конгресс-отель в Киркконумми недалеко от финской столицы. Причиной закрытия счета, по данным телеканала, стало нахождение Аркадия и Бориса Ротенбергов в санкционном списке США, хотя компанию в настоящий момент...

дальше...

Федор Смолов после расставания с Викторией Лопыревой развлекся с девушкой в стриптиз-клубе 03 июня 2015 г.

Федор Смолов после расставания с Викторией Лопыревой развлекся с девушкой в стриптиз-клубе

В середине мая 31-летняя телеведущая Виктория Лопырева ушла от своего мужа — 25-летнего футболиста Федора Смолова. Уже спустя две недели нападающий футбольного клуба «Урал» кутил в компании коллег Александра Шешукова и Артура Юсупова в...

дальше...

Глава Администрации Ростова-на-Дону Сергей Горбань: «Арбитражный суд – барометр экономики» 11 окт. 2015 г.

Глава Администрации Ростова-на-Дону Сергей Горбань: «Арбитражный суд – барометр экономики»

 Об этом градоначальник донской столицы отметил в своем поздравлении, адресованном сотрудникам апелляционного арбитражного суда № 15 в связи с десятилетием работы. 9 октября, в минувшую пятницу, в Ростове-на-Дону состоялось торжественное мероприятие...

дальше...

«Роснефть» готова к внешним выплатам 02 февр. 2015 г.

«Роснефть» готова к внешним выплатам

«Роснефть» идет проторенной в конце прошлого года дорогой для привлечения капитала, необходимого ей для погашения обязательств по внешним долгам. Новость об очередном транше облигаций компании не оказала давления на рубль, однако с учетом общего объема...

дальше...

СМИ: Роснефть может ввести 100% предоплату за газ в ЕС 29 окт. 2014 г.

СМИ: Роснефть может ввести 100% предоплату за газ в ЕС

Крупнейшая российская нефтяная компания «Роснефть», которая попала в санкционный список Запада, готова ответить на ограничения в отношении России своим способом. В частности, компания может ввести 100% предоплату за газ в ЕС и заморозить проект South...

дальше...

"Роснефть" и Ротенберг оспаривают санкции ЕС в суде 17 окт. 2014 г.

"Роснефть" и Ротенберг оспаривают санкции ЕС в суде

Российская государственная компания «Роснефть» и бизнесмен Аркадий Ротенберг, в конце июля попавшие под санкции Евросоюза, подали в суд на Европейский совет — институт ЕС, принимавший решения по ограничительным мерам.Иски поданы в базирующийся в Люксембурге...

дальше...

Последние новости

Новости на сегодня 24 апр. 2018 г.