Импортозамещение не цель, а результат



Импортозамещение  не цель, а результат Санкции — тот самый жареный петух, который нас клюнул и с неумолимостью стрелки компаса показал вектор правильного движения

Импортозамещение — не новое слово в российском экономическом лексиконе. После дефолта 1998 года оно вошло в оборот и довольно быстро наполнилось материальным обеспечением.

С наступлением жирных нулевых термин вышел из употребления, а обозначаемый им процесс приказал долго жить. В результате в 2013 году Россия ввезла машин, оборудования, транспортных средств на 150 миллиардов долларов, в 15 раз больше, чем в 2000-м, продовольствия — в 6 раз.

Совершить рывок за два-три года

Сейчас в половине отраслей, по признанию министра про­мышленности и торговли Дениса Мантурова, импорт со­ставляет свыше 50 процентов от общего объема продаж.

В тяжелом машиностроении и того больше — от 70 до 80 процентов, фармацевтике — 80-90, в авиации на борта за­рубежного производства в прошлом году пришлось 95 про­центов всех перевозок. Это в стране, которая считает себя авиационной державой.

Не лучше и в сельском хозяйстве. Мяса мы производим в 6, молока — в 4 раза меньше, чем в 1990 году. Закупаем за рубежом говядину, свинину, мясо птицы, рыбу, молоко и молочные продукты, масло, сыры, картофель, помидоры, лук, чеснок, огурцы, яблоки и даже подсолнечное масло.

Каким образом в данных условиях решать проблему импортозамещения? Ответы на этот вопрос были предложе­ны на Государственном совете по экономике, прошедшем в Кремле 18 сентября. Тон ему задало заявление Владимира Путина: «За предстоящие полтора-два года необходимо совершить настоящий рывок в повы­шении конкурентоспособности рос­сийского реального сектора, сделать то, на что раньше потребовались бы, может быть, даже годы».

Стилистика, хотим мы того или не хотим, вызывает исторические параллели и, безуслов­но, содержит мобилизационный за­ряд. Речь идет о формировании такой экономической политики и стратегии, при которой все усилия федеральных и региональных органов власти пере­ориентируются на развитие реального сектора.

Причем делать это нужно в ситуации, когда российская экономи­ка находится в перекрестье трех кри­зисов — структурного, циклического и санкционного, усугубляемых нашими собственными болячками. Мы в стагнации, и спор в пра­вительственных кругах идет только о том, перейдет ли она в рецессию или останется на длительный срок в рамках, деликатно выражаясь, нулевого роста.

В отличие от кратковременной эйфории российского общества относительно того, что санкции — это подарок отечественной промышленности и АПК, в управленческих инстанциях, по наблюдению директора Института эконо­мики РАН Руслана Гринберга, возникают панические на­строения. Подсчитали — прослезились при мысли, что импортозамещением придется заниматься по всему фронту товарных позиций.

Конечно, это и невозможно, и абсолютно неприемлемо. Потребуется выбор стратегических приоритетов, оптималь­ных механизмов и направлений. Значит, смена вех эконо­мического развития неизбежна, как бы того кто-то ни хо­тел. Иначе нас сомнут, ибо демонизация России главным носителем демократии на планете продолжается. Поэтому мне кажется, весьма простодушным заданный премьеру на недавнем инвестфоруме в Сочи одним из капитанов бизне­са вопрос: что сделать, чтобы стихли разговоры о возврате к «мобилизационной экономике»?

В это понятие, разумеется, каждый вкладывает свое со­держание. Одно бесспорно: пробежать за два-три года рас­стояние, на которое в обычных условиях уходит времени на порядок больше, без мобилизационных усилий на всех уровнях власти и экономики невозможно. При сохране­нии прежнего курса и основных принципов макроэконо­мической политики такая задача вряд ли решаема. Нужны большой объем ресурсов, высокая степень государственной поддержки и новые подходы госуправления. Все ли звенья государственной машины готовы к этому? Дорожную карту еще предстоит выработать.

Стимулирование внутреннего спроса

Позиция руководства страны обозначена более чем ясно. О корректировке нынешней экономической модели Пре­зидент говорит не впервые. В феврале, например, он при­знал, что имевший место до того рост экономики являл­ся по сути функцией от роста цен на энергоносители, и этот источник в из­вестном смысле исчерпан. В 2014 году темпы роста ВВП, по прогнозам Минэ­кономразвития, составят около поло­вины процента (чуть больше 1 процен­та в среднем за последние пять лет).

Владимир Путин назвал первоочеред­ные шаги — обеспечение доступности кредитов и новые конкурентоспособ­ные по мировым стандартам условия финансирования бизнеса, развитие инфраструктуры, подготовка квали­фицированных кадров для реального сектора.

С этими посылами совпадают ос­новные принципы новой модели эко­номического роста, которые сформу­лировал губернатор Белгородской области Евгений Сав­ченко в докладе на вышеупомянутом Госсовете. Они бази­руются на продуманном импортозамещении и активном стимулировании внутреннего спроса и потребления.

Определены конкретные механизмы ее запуска. Это до­ступ к инвестиционным ресурсам под 3-4 процента годо­вых на основе институтов развития, реализация проектов в формате проектного финансирования с долей участия их инициаторов от 15 процентов стоимости, компенсация третьей части инвестзатрат после выхода проекта на за­планированную мощность, увеличение доли отечественных товаров в структуре товарных ресурсов в торговле. При оптимальном масштабе импортозамещения в 100 миллиар­дов долларов (4 триллиона рублей) за 2-3 года можно будет создать 1 миллион новых рабочих мест и получить допол­нительно налогов на 0,5 триллиона рублей.

Предложены два проекта-драйвера экономического ро­ста на ближайшее десятилетие. Первый — строительство современных автомобильных дорог протяженностью 50 ты­сяч километров, соединяющих областные и большинство районных центров. Второй — масштабное возведение ин­дивидуального жилья и сопутствующей инфраструктуры с вводом каждый год до 1 миллиона домов.

В таких подходах позиции власти и крупного россий­ского бизнеса, действующего в реальном секторе, близки. Но чтобы их воплотить в жизнь, нужно устранить дискри­минационные отношения между кредитными финансовыми организациями и предприятиями промышленности, сделать денежные ресурсы доступными для бизнеса. Это упирает­ся в сбалансированный валютный курс — главный фактор конкурентоспособности, налоговое законодательство (все активнее звучат предложения по замене НДС налогом с оборота), решение проблемы хронического недофинан­сирования науки (за счет привлечения ресурсов крупных компаний и корпораций) и, наконец, переход на проектно-целевую модель управления как в экономической, так и гуманитарной сферах.

Все просто и одновременно сложно, так как придется от­казаться от целого ряда исчерпавших себя экономических решений и укоренившихся догм «вашингтонского консен­суса».
Как финансовые власти (Центро­банк и Минфин) реагируют на запросы реального сектора экономики, руко­водителей регионов и Правительства РФ?

ЦБ только за этот год три раза повысил процентные ставки в общей сложности более чем на 60 процентов. Каждый лишний рубль выводится за границу, благодаря чему в текущем го­ду Резервный фонд увеличился на 18,5 процента. Нацеленность на сдержива­ние инфляции путем сжатия денежной массы себя не оправдывает, лучше всего с нею бороться путем повыше­ния эффективности производства. Это немыслимо без его роста и внедрения новых технологий, напоминает совет­ник Президента Сергей Глазьев.

Камень преткновения — недоступность для промыш­ленности кредита. Введение санкций, уверен он, дает уникальный шанс заместить внешние источники кредита внутренними и создать суверенную финансовую систему, ориентирующуюся на развитие собственного производства. Пока финансовый блок не примет конкретных мер по рас­ширению денежной массы никакого импортозамещения не состоится. По большому счету вопрос стоит о замещении импорта не только и даже не столько товаров, сколько фи­нансов, а именно — внешних кредитов.

Суверенитет и инфраструктура

Как воспринимает реальный сектор задачу импортозамещения в чисто практическом преломлении? Об этом шла речь на прошедшем в ТПП РФ заседании профильной сек­ции Московского экономического форума, где собрались политики, ученые и представители промышленности.

Бесспорно, что в выборе приоритетов нужно исходить из того, что импортозамещение должно в первую очередь обеспечивать суверенитет и инфраструктуру России. Речь о национальной расчетной системе, программном обеспе­чении, антимонопольной политике. В Минэкономразвитии, прежде всего, ориентируются на компенсацию замещения критических импортных технологий. Это электронно-ком­понентная база, наукоемкое станкостроение, инструмен­тальная промышленность, оборудование для нефтегазового комплекса, производство катализаторов для химии и не­фтехимии.

«У нас есть все для динамичного развития — земля, люди, традиции производства, огромный внутренний рынок и до­ступ на внешние рынки. Не хватает только грамотной эко­номической политики, без которой модернизировать произ­водство нельзя», — считает президент Промышленного со­юза «Новое содружество» Константин Бабкин. Ее три кита: ориентация на внутренний экономический спрос, длинные деньги для среднего бизнеса, проектное финансирование.

Политика импортозамещения требует смягчения груза чрезмерных издержек на экономику в виде коррупции и произвола монополий, модернизации инфраструктуры в широком смысле этого слова, разумного протекциониз­ма, дополнил его директор Института проблем глобализации Михаил Деля­гин. Возможности девальвации рубля как средства предотвращения эконо­мического спада уже исчерпаны. Для поддержания экономики необходимо повышать везде, где можно, ввозные пошлины, а где нельзя — вводить стан­дарты и техрегламенты. И, кроме того, формировать дополнительные прямые стимулы к технологическому прогрес­су, принуждая к нему умных экономи­ческими методами, а всех остальных — административными.

Отдельный вопрос — ВТО. Введение санкций против России показало, что его механизмы оказались нежизнеспособными в условиях текущей политической ситуации, а либеральная экономи­ка и свободная торговля — вещи несовместные. Потому и раздаются голоса, что санкции можно квалифицировать как форс-мажор, во время которого не действуют правила ВТО. Присоединение нашей страны на невыгодных услови­ях лишь усугубило положение российской экономики. Про­играли и бизнес, и население, не дождавшееся обещанного снижения цен на товары.

Взять ситуацию на рынке продовольствия. Отечествен­ная сельхозпродукция, теперь уже всем очевидно, часто не конкурентоспособна по сравнению с зарубежной лишь потому, что во всех государствах агросектор получает на порядок большую господдержку. Сейчас, например, рос­сийские молочные компании проигрывают белорусским, у наших соседей высокий уровень господдержки, контроль за уровнем издержек и ценами на инфраструктурные услуги.

И даже в таких условиях российские сельхозтоваропро­изводители добились большого успеха по импортозамещению. Всего за 5-7 лет птицеводство в 2,5 раза увеличило производство мяса курицы и закрывает потребности в нем уже на 90 процентов. Свиноводство, которое, надо сказать, два года назад было на грани краха, получило поддержку государства и воспряло. На очереди молочное животно­водство, плодоводство, овощеводство, включая тепличное хозяйство. Инвестиции в защищенный грунт, площадь кото­рого сократилась за двадцатилетие вдвое, только начинают подтягиваться.

В условиях нехватки ресурсов нельзя разбрасываться, предупредил председатель Наблюдательного совета ГК «Бе­лая Дача» Виктор Семенов. К сожалению, сегодня АПК за­висит от зарубежных ресурсов по целому ряду ключевых позиций, и прежде всего по технологиям, кормовой базе. Потеряно племенное животноводство, поэтому «родитель­ское стадо» завозится из-за бугра. К разговорам о том, что санкции вот-вот отменят, отношение нервное. Нужно соз­дать по секторам «дорожную карту», поскольку сельхозтоваропроизводите­ли хотят знать, что будет завтра. Ведь если санкции через полгода снимут, то сегодняшние инвестиции попадут в за­падню.

Риски и шансы

Еще один интересный вопрос — си­туация с торговыми сетями. Зампред Комитета ГД по экономической по­литике, инновационному развитию и предпринимательству Николай Аре­фьев обратил внимание на то, что 90 процентов их принадлежит иностранцам. Они не берут от­ечественную сельхозпродукцию: «В августе я проехал Кал­мыкию, Астраханскую и Волгоградскую области. Видел, как наши крестьяне в самодельных палатках вдоль дорог торгуют экологически чистыми арбузами, баклажанами, перцами, а мы в супермаркетах покупаем навезенного нитратного добра. На руку иностранным торговцам и за­крытие колхозных рынков и малого торгового бизнеса. Не национализировать ли нам тогда торговлю?».

В оборонном комплексе основные проблемы импортозамещения связаны с технологическим оборудованием, высо­коточными станками, производство которых в нашей стра­не фактически потеряно, некоторыми видами материалов и комплектующими, рассказал президент Института наци­ональной стратегии, председатель президиума Экспертного совета Военно-промышленной комиссии при Правительстве РФ Михаил Ремизов. В ОПК пока контролируется линейка финальной продукции, в отличие от гражданского сектора, в котором во многом потерян рынок конечной продукции.

Высокотехнологичная промышленность косвенно уже затронута санкциями. Самолет «Суперджет-100», в значи­тельной мере состоящий из зарубежных комплектующих, сталкивается пока не с кризисом поставок, а с кризисом доверия покупателей. Опасаясь рисков непоставок ком­плектующих, они боятся заказывать новые машины. На проект делалась колоссальная ставка. Короче, сложили все яйца в одну корзину.

Как сердцевину импортозамещения охарактеризовал развитие науки и технологий академик РАН Евгений При­маков. Его поддерживает председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов: «Опережающее импортозамещение невозможно без восстановления технологического су­веренитета, поэтому следует поставить эту цель в законе о промышленной политике». Импортозамещение — крайняя необходимость, но не поход к изоляционизму, напоминает известный экономист Юрий Болдырев: «Мы должны вос­принимать оттуда (из западной культуры. — Л.Г.) то, что эффективно, а не то, что нам навязывают».

Удивительно, но наше правительство, проводящее до сих пор политику широко открытых в мировую экономику две­рей, принимает постановление, в котором по 66 важным транспортным позициям ограничи­вает наши закупки двумя адресами — Беларусью и Казахстаном. Вряд ли это пойдет на пользу экономике. С другой стороны, странно продолжать завозить на территорию страны ав­томобили из Германии и Чехии в то время, когда российские предприятия, собирающие иномарки, работают по одному дню в неделю. Пренебрегая своими рабочими местами, мы загру­жаем чужие.

Два аспекта есть у проблемы импортозамещения. С тактическим все очевидно. Стратегический же заклю­чается в том, что импортозамещение — не цель, а резуль­тат экономического развития страны. Это стало лейтмо­тивом большинства выступлений. Главный упор нужно де­лать не на собственное производство конечной продукции, а на то, что делает возможным ее производство — высо­коточное станкостроение, семеноводство, агрокультуру и так далее. Шансов на успех столько же, сколько и рисков, — таков вывод аналитиков.

Как ни печально, пожалуй, лишь в двух отраслях (продовольствия и легкой промышленности) Россия сегодня сможет быть полностью независимой от зарубежных поставок. Остальные требуют реиндустриализации и модернизации. И не санкции тому причиной, а сложившаяся экономическая модель. Санкции — тот самый жареный петух, который нас клюнул и с неумолимостью стрелки компаса показал вектор правильного движения. Такая страна, как Россия, просто не может зависеть от доброй воли своих партнеров в жизнеобеспечивающих параметрах. Поэтому выход один: не роптать на отсутствие пармезана и хамона, а наращивать собственную промышленную и технологическую самодостаточность.
Людмила Глазкова Источник: km.ru


commnetКомментарии

Пожалуйста, войдите / зарегистрируйтесь
или авторизируйтесь через любую соц. сеть, чтобы оставить комментарий.


Похожие новости
Вопросы по увеличению объемов мяса, молока и овощей проработали в Приморье 31 окт. 2014 г.

Вопросы по увеличению объемов мяса, молока и овощей проработали в Приморье

Владивосток, 31 октября, PrimaMediaДепартаментом сельского хозяйства и продовольствия подготовлены предложения по внесению изменений в государственную программу по развитию сельского хозяйства до 2020 года. Основные положение коснулись наращивания объемов...

дальше...

Казахстан заметно увеличил импорт американского мяса 03 окт. 2014 г.

Казахстан заметно увеличил импорт американского мяса

Импорт свежего, мороженного и охлажденного мяса и субпродуктов в Казахстан из США в январе-августе 2014 года составил 52,9 тыс. тонн на сумму $43,7 млн, что на 12,8% больше по объему и на 12% по сумме, чем в аналогичном периоде 2013 года, сообщил комитет...

дальше...

Сколько белорусского мяса, молока, картошки на столах россиян? 03 июля 2014 г.

Сколько белорусского мяса, молока, картошки на столах россиян?

После трехлетнего перерыва в юридическом оформлении торговых отношений между Москвой и Минском опять появилась ясность в отношении объемов и ассортимента белорусских продуктов на московских прилавках. Подписи под документом во время работы международной...

дальше...

В Петербурге куриное мясо подорожало на 28%, свинина — на 25% 28 авг. 2014 г.

В Петербурге куриное мясо подорожало на 28%, свинина — на 25%

В Петербурге отмечено ускорение роста цен на запрещенные к ввозу виды товаров, такие как мясо кур, свинина, рыба, сыр, яблоки.Как сообщили "Росбалту" в пресс-службе Смольного, повышение стоимости объясняется ростом цен у производителей и поставщиков...

дальше...

Россия выбилась в лидеры по импорту бразильского мяса 15 окт. 2014 г.

Россия выбилась в лидеры по импорту бразильского мяса

Россия стала вторым по величине импортером бразильской свинины после Гонконга. Сейчас наша страна закупает 39,6% мясной продукции. Как пишет РИА Новости со ссылкой на бразильскую ассоциацию производителей животных протеинов, всего несколько месяцев назад...

дальше...

Хабаровчане стали больше есть картофеля и лука 02 окт. 2017 г.

Хабаровчане стали больше есть картофеля и лука

Из-за границы в Хабаровский край в этом году было завезено 625,7 тонн овощей общей стоимостью в 300,6 тыс долларов США и 2 266,9 тонн фруктов — 1 983,2 тыс долларов. Как сообщает ИА «Хабаровский край сегодня»...

дальше...

Таможенники пресекли незаконную перевозку 80 т картофеля и лука в РФ 20 мая 2017 г.

Таможенники пресекли незаконную перевозку 80 т картофеля и лука в РФ

МИНСК — 20 мая, Sputnik. Таможенники составили административные протоколы в отношении владельца сельхозпродукции, которая перевозилась незаконно, сообщили в субботу в УВД Гомельского облисполкома.Сотрудники Гомельской таможни...

дальше...

Египет готов поставлять в РФ мясо, молоко и рыбу 20 авг. 2014 г.

Египет готов поставлять в РФ мясо, молоко и рыбу

Соответствующее предложение было озвучено в рамках встречи заместителя руководителя Россельхознадзора Алексея Саурина с министром торговли посольства Египта Яхьей Эидом.Представитель Египта подчеркнул высокую заинтересованность в расширении поставок...

дальше...

Последние новости

Новости на сегодня 25 сент. 2018 г.