Война на Донбассе нужна была для того, чтобы отвлечь внимание от аннексии Крыма и заставить признать ее



Как считают некоторые эксперты, война на Донбассе нужна была для того, чтобы отвлечь внимание от аннексии Крыма и заставить признать ее. Если это так, то указанная цель почти достигнута.

Действительно, когда гибнут люди: и военные, и мирные жители, то какой уж тут Крым, где якобы все сравнительно тихо. Но нынешний полуостров - это не состояние покоя тела по механике Ньютона. И чтобы понимать, в какую сторону и под воздействием каких сил двигаться то «тело», следует выяснить, что с ним произошло, впрочем, не претендуя на исчерпывающие и однозначные выводы.

В марте 2014-го вся Украина и Европа, затаив дыхание, следили за тем, что происходит в Крыму и к чему это приведет. Многие не верили, что автономия так легко отойдет к другому государству. Может, до сих пор никто и не сомневался, что тот регион более пророссийский, чем остальные регионы Украины, но мало кто предполагал, что он пророссийский настолько, чтобы стать частью РФ. Вопрос «что случилось?» Не дает покоя многим. Действительно большинство крымчан на протяжении всего времени независимости Украины хотела, чтобы полуостров был в составе соседнего государства? Или эти настроения были скрыты и всплыли на поверхность в последние годы? Или во время Майдана? Были подогреты уже в феврале - марте 2014-го? Результаты так называемого референдума такие уж важными - всем известно, как он происходил, как вообще происходят такие вещи по российскому сценарию. Вопрос в другом: что, собственно, привело к возможности его проведения?

 

Что было с Крымом «до»?

 

Перед тем как ответить на вопрос, который никак не дает покоя, нелишне разобраться, что с ним, собственно, было до того, как «это произошло».

Запутанная история владения Крымом, потоков добровольной, не совсем добровольной и принудительной миграции, почти островное расположение, но при этом «ментальная удаленность» от моря и торговых морских возможностей обусловили удивительную картину многообразия: этнической, языковой, региональной, гражданской и других идентичностей крымчан. Островок реликтовой советского человека, «никого не делит по национальности», в начале 1990-х встретился не просто с другой этнической парадигмой, присущей крымским татарам, а с достаточно сильной мобилизацией своих интересов коренного народа, пережившего травму депортации. Для двойной морали «интернационализм и нацмены» (нацмены - обидное название для «нерусских») этничность, которая отличается от большинства, лучше скрыть и / или максимально ассимилировать, она непонятна, страшная, неприемлемы, может быть чем угодно, только не ценностью разнообразия. Какое уж тут многообразие, если «мы никого по национальности не делим», потому что не знаем, что делать с различиями. Русский язык воспринимается как должное, несмотря на то что может быть неродным для собеседника. Поэтому слово «русские» или «славяне» для простоты принимаем для обозначения всех, кто не является крымским татарином. Греки, армяне, немцы, караимы, болгары и многие другие существуют здесь, чтобы оттенять и быть элементом туристической привлекательности, не более. Песни, танцы, кухня, народные ремесла - это можно, потому что это понятно и не страшно. Что касается мечети, то мечети нельзя, здесь можно только собор, потому что азан мешает, а колокола - нет, мечеть разве что в отдаленном районе. Поэтому все, что отличалось от общей картины доминирования русского, довольно долго воспринималось как угроза, как такое, что заставляет по крайней мере меняться. Люди не любят меняться. И здесь пригодится становятся политические манипуляции страхами «крымскотатарского сепаратизма» (как абсурдно это сейчас звучит) и «ползучей украинизации».

Конечно, прошло время - и некоторые страхи исчезли. Стало больше общения, интереса и опыта сосуществования. Бесспорно, положительное влияние имели и многочисленные образовательные и культурные программы, направленные на преодоление ксенофобии и развитие взаимопонимания между культурными сообществами. А вот с материковой Украиной такой динамики и общение происходило недостаточно. Голосовали за тех, кто казался «своим» в противовес «чужим», независимо от политической ориентации, предвыборных программных обещаний, деятельности и ее результатов.

Крымчане смотрели российское телевидение, однако реалий современной России не знали ни ее политической и общественной жизни, ни экономического положения простых граждан за пределами Москвы и Петербурга, ни проблем Кавказа или трудовых мигрантов, ни налоговой, пенсионной, медицинской, образовательной, правоохранительной и других систем , к которым имеет отношение жизнь обычного человека. Согласитесь: одно дело представлять себе Аляску за книгами Джека Лондона, другое - жить в современном Анкоридже или Уналашци. То есть мечтать о великой стране и статус титульного этноса и жить в Саранске или Чите - это совсем не одно и то же. Здесь же не думаешь, что окажешься в Саранске. Думали, что климат и комфорт будут как в Крыму, а зарплаты и возможности - как в Москве. Что ж, по крайней мере климат остался неизменным.

Поэтому о поголовной поддержке крымчанами присоединения к России говорить сложно. Можно констатировать разве что поддержку мифа о золотом месте и времени, о ностальгии по чему-то невозможным, которое, как ни странно, базируется на тех же потребностях, что и в большинстве материковых украинском, например нормальные зарплаты, действенная медицинская помощь, хорошие дороги, вежливые клерки, безопасность на улицах и тому подобное. Однако представление о том, откуда все это берется, очень отличалось у крымчан и жителей многих других регионов Украины.

Украина не понимали и не знали. Ездили в Днепропетровск, Харьков, Киев, Львов и на вопрос: «Куда едешь?» - Отвечали: «В Украине», а вопрос: «А где ты сейчас?» - Ставили в тупик. Мы в Крыму.

Все привыкли разговаривать на русском. Поэтому второй язык воспринимали как экспансию, а не как многообразие и норму. Наши исследования 2010 года показали, что представители каждой из трех крупнейших языковых групп (русский, украинский, крымскотатарский) видели угрозу именно для своего языка, а для двух других ее как будто не было, что не всегда совпадало в ответах даже тех же респондентов с тем, что они считали реальным сделать тем или иным языком: найти банкомат с родным языком, получать информацию из СМИ и в образовании, медицинскую помощь и услуги. Сконструированы страхи значительно большей степени влияли на поведение людей, чем просмотр объективной реальности, - они фильтруют воспринимаемую реальность. Поэтому призыв о «защите русского языка» при всей его абсурдности сработал.

В Крыму сложилась социально-психологическая ситуация, когда дискурса этничность - национальность - нация и связанных с ними маркеров истории и языка или избегали или он приобретал устойчивого формата однотипных дискуссий: Украинская - этнический национализм, русские - постимперские страдания, крымские татары - последствия депортации и восстановления прав и справедливости. Впрочем, группа экспертов российского дискурса редко вживую пересекалась с двумя другими. Остальные более 120 этнических групп не были услышаны и вписывались в три основные дискурсы через «коренные народы» или через «дружбу народов». Таким образом, сложилась ситуация, при которой все этнокультурные группы чувствовали себя обиженными (хорошую почву для страхов и обид).

Если смотреть из Киева, то в последнее десятилетие можно было наблюдать несколько событийных центров. Кроме самого Киева это Львов, Донецк, Крым. Но если между Львовом и Донецком дискуссия состояла в том, кто позволяет Украине существовать как государству и какой ей быть в будущем, то Крым для себя так вопрос не ставил и даже не задумывался, является украинским, потому что он, собственно, крымский и живет с постоянным подростковым ощущением «Киев нас не понимает». Пророссийские его жители не так массово хотели в РФ (тогда им сработала бы российская «Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом», которая начала действовать в 2006 году), как хотели, чтобы Украина сохранила Россию в Крыму в плане господствующего статуса русских и русского языка. Все, что делала Украина (или сами крымчане) для развития других двух крупных этнокультурных групп и языков, болезненно воспринимали как нарушение того статус-кво, как угрозу его утраты. Очевидно, что в этой системе идентичностей было довольно удобно манипулировать сантиментов и страхами части крымских россиян, при этом реализуя интересы определенных политических групп. Именно те политические группы выловили свою рыбку в мутной воде в ноябре 2013 года - декабре 2014-го, чего не смогли сделать в относительно спокойные предыдущие годы.

 

Состояние общества в ноябре 2013 года - марте 2014-го

 

Для среднестатистического крымчанина, а большинство их все равно страдали от любой власти в социально-экономическом плане, но по-разному в плане идентичности, Майдан был непонятным. Прежде всего потому, что стиль мышления вроде «систему не исправишь, не стоит и браться - это могут делать или дураки, или за деньги» стал главным мерилом того, что происходило, начиная с 21 ноября. Если для многих участников Майдан был местом формирования гражданского общества, обычно неоднородно, то в Крыму в этой динамичной неоднородности прежде увидели лозунги вроде «Кто не скачет, тот москаль» и сочли весь Майдан как угрозу том же статуса русскоязычных и русскокультурных жителей автономии . Трудно выделить из этого винегрета страхов один, самый влиятельный - страх перемен вообще, страх участия в этих изменениях и ответственности, страх перед необходимостью задать себе вопрос: «Кто я?» - И определять собственное соотношение этнической, региональной, гражданской идентичности, страх перед возможным насилием или еще какой-то. Крым, который в последние 23 лет больше всего боялся конфликтов, кажется, был готов на что угодно, чтобы их избежать. Поэтому растерянность и тревога - это, пожалуй, то, что доминировало среди крымчан в феврале - марте.

Итак, за месяц до «референдума» наблюдаем следующее: актуализация вероятности межэтнического конфликта, рост насилия с политической окраской, «зеленые человечки», в существование и саму возможность появления которых поверить было трудно, а также внезапное объявление «референдума», осуществимость которого так же было сложно даже представить. В то же время в Киеве власть практически отсутствует, а то, какой будет следующая, никому не известно, а повлиять, как казалось, невозможно. В таких условиях психика функционирует просто: эмоции доминируют, а способность к критическому мышлению катастрофически падает. Крымчанам в этом всплеска эмоций предлагают быстро ответить на вопрос так называемого референдума:

1. Вы за воссоединение Крыма с Россией на правах субъекта Российской Федерации?
2. Вы за возобновление действия Конституции Крыма 1992 года и за статус Крыма как части Украины?

Очевидно, что вопрос составлены довольно специфично. Мало кто помнит тонкости Конституции 1992. (Справка: Конституция АРК, принятая 6 мая 1992, провозглашала установление между ней и Украиной отношений на основании договоров и соглашений, а также введение гражданства Крыму - такие положения давали правовые основания для выхода автономии из состава Украины. Эти положения Основного Закона в сентябре 1992 го изменила сама же Верховная Рада автономии, за полгода до того их и приняла.) Вариантов - независимость Крыма или сохранения действующего статуса АРК действующей Конституции - предложено не было. А крымчанам очень хотелось иметь быструю, простую и понятную ответ на совершенно другой вопрос: «Как жить дальше?». Неблагодарное дело - угадывать, как выглядел бы распределение голосов, если бы эти вопросы были, а «зеленых человечков», напротив, не было, или если бы они не устраивали в конце февраля провокаций с возможными межэтническими столкновениями, или если бы голоса действительно считали бы, а не писали, что накинули сверху. Учитывая эти и другие многочисленные «если бы», кажется уже неважным, сколько людей действительно пришли и проголосовали на так называемом референдуме.

Так что же случилось с большинством крымчан? Возможна ответ - многие из них вообще впервые задумались над тем, в каком государстве они хотели бы жить, а еще больше не так задумались, как эмоционально отреагировали на ситуацию неопределенности, тревоги, выбрав тот вариант действий, который им манипулятивно предложили как положительный, лучший выход из этого положения.


commnetКомментарии

Пожалуйста, войдите / зарегистрируйтесь
или авторизируйтесь через любую соц. сеть, чтобы оставить комментарий.


Похожие новости
Опрос: контакты крымчан с остальной Украиной резко сократились 17 нояб. 2017 г.

Опрос: контакты крымчан с остальной Украиной резко сократились

Население украинского полуострова Крыма после российской аннексии 2014 года оказалось фактически отрезанным от остальной части Украины и лишилось доступа к украинским СМИ. Об этом свидетельствуют результаты репрезентативного опроса крымчан, проведенного...

дальше...

Идеологи Майдана требуют объявить полуострову экономическую войну 24 июля 2014 г.

Идеологи Майдана требуют объявить полуострову экономическую войну

Во вторник, 22 июля, «Свободная пресса» проанализировала, может ли Киев попытаться вернуть Крым военным путем. Почти все наши эксперты сошлись во мнении, что это вряд ли получится по причине очевидного неравенства сил. Видимо, это сознают и в руководстве...

дальше...

"Воссоединение" или "аннексия": какие определения удобны Западу 02 апр. 2014 г.

"Воссоединение" или "аннексия": какие определения удобны Западу

Присоединение ГДР к ФРГ не было, по сути, воссоединением: юридически Восточная Германия присоединилась к Западной. В то же время случай с Крымом, который вошел в состав России, Запад объявил «аннексией» со стороны России. Но если бы Крым вошел в страну...

дальше...

Джемилев прогнозирует новую волну миграции из Крыма 25 нояб. 2014 г.

Джемилев прогнозирует новую волну миграции из Крыма

Около 450 крымских татар участвуют в АТО в составе различных военных формирований на стороне Украины. Об этом сегодня сообщил лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев."Это общее количество, по разным батальонам и образованиям. Кажется сначала,...

дальше...

Полуостров для бизнеса 28 авг. 2014 г.

Полуостров для бизнеса

Крым продолжает всесторонний переход под российскую юрисдикцию, однако местный бизнес отнюдь не торопится менять правовую плоскость. Показательно, что одними из первых с полуострова дезертировали крупнейшие российские игроки, как государственные, так...

дальше...

Крымчане могут вернуть свои депозиты только через суд – эксперт 30 апр. 2014 г.

Крымчане могут вернуть свои депозиты только через суд – эксперт

Жители Крыма, которые имеют вклады в банках и которые переселялись на материковую Украину в связи с оккупацией, могут вернуть свои депозиты через суд, сообщает партнер адвокатской компании Золотая Середина Наталия Бочарова.Она пояснила, что, исходя из...

дальше...

Полуостров несвободы 12 янв. 2015 г.

Полуостров несвободы

Для Кремля сегодня аннексирован Крым - это, похоже, прежде всего «полуостров-крепость», который должен быть базой для диверсионно-разведывательной деятельности, постоянной угрозой «мягком подбрюшье» Украины, плацдармом для экспансии...

дальше...

Квантовая запутанность и червоточины могут быть тесно связаны 10 окт. 2015 г.

Квантовая запутанность и червоточины могут быть тесно связаны

Когда Альберт Эйнштейн поражался «жуткой» дальнодействующей связи между частицами, он не думал о своей общей теории относительности. Вековая теория Эйнштейна описывает, как возникает гравитация, когда массивные объекты деформируют ткань пространства и...

дальше...

гороскоп

Последние новости

Новости на сегодня 18 июля 2019 г.