Одинокий гигант: почему мир потерял интерес к России



У Советского Союза был целый военно-политический блок, но союзниками его участников это не делало
Для привлечения союзников нужна идея развития. У России с этим беда

После бурных событий прошлого года многие говорят о том, что Россия оказалась в изоляции, или, более мягко, в «геополитическом одиночестве», что у нее вообще нет союзников. Так ли это, а если да, что это значит?

Минувшим летом, сразу после катастрофы малайзийского лайнера в небе над Украиной, президент Владимир Путин созвал экстренное заседание Совета безопасности, где сделал примечательное заявление. «Россия, слава Богу, не входит ни в какие альянсы… Любая страна, которая в альянсы входит, сразу часть своего суверенитета отдает», — сказал глава государства.

Подобное высказывание много говорит о том, как российское руководство воспринимает объединения, в том числе им же инициируемые, например Организацию Договора о коллективной безопасности и популярный ныне Евразийский экономический союз. С российской точки зрения никакой альянс не может ограничивать стратегическую свободу действий. То есть Россия играет лидирующую роль и определяет правила игры, а остальные их принимают.

Образцом мы — осознанно или нет — видим западное сообщество, в котором доминирование США неоспоримо.

Отношения двух берегов Атлантики испытывают трудности и в военном (фактический саботаж европейцами повышения расходов на оборону), и в торгово-экономическом (переговоры о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве буксуют) аспектах. Однако политическое единство сохраняется, и американское лидерство всерьез не оспаривается.

Связано это с нелюбимыми нами общими ценностями, набором идеологических представлений, которые, несмотря на неполное совпадение интересов, прочно связывают «коллективный Запад». Общность сформировалась в годы холодной войны благодаря наличию врага, но у нее глубокие культурно-исторические корни. Это, впрочем, уникальный случай, следствие набора специфических обстоятельств, воспроизвести такую модель невозможно.

У России никогда не будет круга союзников, такого как западное сообщество у США. Попытки изобрести ценностное основание для БРИКС или даже ЕАЭС порождают искусственные построения. Общие ценности либо формируются естественно и исторически, либо не возникают вовсе. Кстати, общее прошлое отнюдь не обязательно означает наличия общих ценностей, достаточно посмотреть на многообразие стран в Британском содружестве. СНГ — пример того же рода.

Россия, как сказано выше, на деле полагается только на себя. Как, впрочем, и США: после 11 сентября, когда союзники по НАТО впервые в истории предложили задействовать статью 5 Устава о коллективной обороне, Вашингтон от них попросту отмахнулся. Тем не менее, когда в ходе очередного кризиса выясняется, что позицию Москвы никто публично поддерживать не готов, это вызывает досаду. Так было в 2008 году, когда кроме пары экзотических стран второго ряда не нашлось желающих признать Абхазию и Южную Осетию, и тем более в 2014-м с Крымом. Разговоры о том, будто России необходима опора, перемежаются самовнушением, что на самом деле она есть.

Современный мир — это не мир устойчивых блоков. Даже НАТО превращается в альянс a la carte, из которого Вашингтон выбирает нужный набор партнеров в зависимости от нужд текущего момента. Тем более нет прочных союзов за пределами Запада, растущие державы руководствуются исключительно своими интересами и, как и Россия, не хотят себя ничем связывать. Эмансипация все большего числа стран и демократизация международной системы — очевидный факт.

Отсутствие союзников не синоним изоляции или одиночества.

Весеннее голосование в Генассамблее ООН по Крыму показательно. С одной стороны, в пользу России высказалось считаное число, а против нее — половина государств — членов ООН. О чем не устают повторять на Западе. С другой — вторая половина воздержалась или не участвовала, в том числе весь БРИКС и немало вполне респектабельных стран, включая, например, Израиль. Все они занимают прагматичную позицию и хотят избежать осуждения Москвы. То есть пространство для работы есть.

У Советского Союза был целый военно-политический блок, но считать страны «народной демократии» в Восточной Европе искренними союзниками нельзя. Они находились под контролем Кремля, а как только влияние ослабело, альянс закончился. Зато позиции СССР в «третьем мире» были прочны не столько по принуждению, сколько благодаря идее развития и прогресса, с которой там связывали Москву.

Сегодня, когда классические союзнические связи маловероятны, для создания опоры нужно именно это.

Но как раз с образом будущего у современной России беда.

Заинтересовать же кого-либо сырьевой и зависящей от внешней конъюнктуры экономикой или «русским миром» не получится.


commnetКомментарии

Пожалуйста, войдите / зарегистрируйтесь
или авторизируйтесь через любую соц. сеть, чтобы оставить комментарий.


Похожие новости
Atlantico. Геополитическое самоубийство Запада? 07 марта 2014 г.

Atlantico. Геополитическое самоубийство Запада?

Перед наспех созванным саммитом европейских лидеров в Брюсселе стоит задача рассмотреть санкции против России. Эта запоздалая реакция, которая, скорее всего, не даст хоть сколько-нибудь ощутимых результатов, проливает свет на упадок влияния Запада в...

дальше...

Армения в Евразийском союзе: реальность и ожидания 30 дек. 2014 г.

Армения в Евразийском союзе: реальность и ожидания

Первого января наша страна и ее граждане окажутся в новой реальности. После более чем 20 лет совершенно «свободного плавания» Армения стала членом Евразийского союза. Конечно, это отнюдь не бывший Советский Союз, как утверждают и сторонники, и особенно...

дальше...

Евразийский экономический союз. Рывка пока нет, а он очень нужен 24 дек. 2016 г.

Евразийский экономический союз. Рывка пока нет, а он очень нужен

Евразийский экономический союз (ЕАЭС) как международная организация региональной экономической интеграции был учреждён 29 мая 2014 года. Договор о Евразийском экономическом союзе вступил в действие с 1 января 2015 года. Членами ЕАЭС на сегодняшний день...

дальше...

Христенко: партнерство с Западом не означает отсутствия конфликта 10 апр. 2014 г.

Христенко: партнерство с Западом не означает отсутствия конфликта

Стратегическое партнерство с Западом отнюдь не предполагает отсутствия конфликтов. Об этом заявил председатель коллегии Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Виктор Христенко на международном Восточном форуме, который завершился в Берлине."Когда мы...

дальше...

Трансатлантическая перезагрузка 02 июля 2014 г.

Трансатлантическая перезагрузка

После провала политики перезагрузки с Россией США снова делают ставку на трансатлантическое единство, только с обновленным составом игроков. Может ли оказаться там Украина?«Сегодня в свободном мире наибольшей гордостью будет сказать: «Ich bin ein Berliner»...

дальше...

Чему учит опыт "Восточного партнерства"? 17 янв. 2014 г.

Чему учит опыт "Восточного партнерства"?

Процесс евразийской интеграции предполагает совместную выработку правил игры. Взаимное уважение национального суверенитета принципиально отличает ее от предыдущих моделей, включая европейскую, советскую или имперскую. Курьезная ситуация, которая сложилась...

дальше...

США и ЕС: партнерство под слоем нефти 19 июля 2014 г.

США и ЕС: партнерство под слоем нефти

В преддверии возобновления переговоров о создании Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства США и Европейского союза в отношениях Брюсселя и Вашингтона возникла очередная, мягко говоря, деликатная проблема. Руководство ЕС (возможно...

дальше...

Философские корни путинской идеологии 17 июня 2014 г.

Философские корни путинской идеологии

RFI: Существует ли философия Владимира Путина? И как получается, что привластные круги получают в подарок, подлежащий обязательному чтению, книги Ильина и Бердяева?Мишель Ельчанинофф: Когда я начал исследование о философских идеях, которыми вдохновляется...

дальше...

Последние новости

Новости на сегодня 21 июля 2018 г.