В Мурманск под огнем

Накануне 70-летия победы над нацизмом и окончания Второй мировой войны в Европе Радио Свобода публикует серию интервью с ветеранами войны из стран антигитлеровской коалиции. Первый в этом ряду — британец Джон Харрисон, участник северных конвоев, доставлявших через Норвежское и Баренцево моря помощь западных союзников в северные советские порты. Джону Харрисону в этом году исполнился 101 год.

С августа 1941-го по май 1945 года караваны британских торговых судов в сопровождении кораблей Королевского военно-морского флота доставляли в Мурманск и Архангельск в рамках программы ленд-лиза военные материалы и вооружение для Красной армии. Северные, или арктические конвои, получившие в Великобритании кодовое название операция «Дервиш», проходили в условиях арктической непогоды и непрерывных атак немецких подлодок и авиации. Это была одна из самых героических и тяжелых операций британского флота во Второй мировой войне. В ходе нее союзники потеряли 85 торговых и 16 боевых кораблей сопровождения, а также более трёх тысяч моряков.

За четыре года 78 британских конвоев, в составе которых было около 1400 торговых судов, доставили в Мурманск и Архангельск более четырех миллионов тонн грузов, в том числе семь тысяч самолетов и пять тысяч танков. Британский ветеран северных конвоев Джон Харрисон встретил войну 24-летним лейтенантом. Он служил на легком крейсере «Белфаст», одном из кораблей британского флота, входивших в боевое охранение конвоев. Его корабль участвовал также в высадке союзников в Нормандии летом 1944 года. Сейчас крейсер «Белфаст» пришвартован к набережной Темзы в Лондоне и превращен в мемориальный военный музей. В интервью Радио Свобода Джон Харрисон вспоминает, что с энтузиазмом воспринял объявление Великобританией войны нацистской Германии в 1939 году.

— Это был вздох облегчения. Все мы на корабле с радостью восприняли объявление войны. Я сразу же привел в боевое состояние корабельные орудия. Я был артиллерийским офицером, и это входило в мои обязанности, как и хранение боеприпасов. В дальнейшем я этим занимался на всех кораблях, на которых служил.

— Как вы попали на флот?

— Это был мой собственный выбор. По профессии я инженер, и это сыграло свою роль в моем выборе. Мне нравилась моя профессия, и когда меня призвали на флот, то сразу же предложили заняться корабельной артиллерией. В моем подчинении находились корабельные орудия всех калибров, я отвечал за их боеспособность. Такая должность существовала на всех кораблях Королевского флота. Боевая мощь корабля была зоной ответственности таких офицеров, как я.

— В вашей семье были военные? Участвовал ли ваш отец в Первой мировой войне?

— Мой отец работал инженером на авиационном заводе в Фарнборо. В Первую мировую оттуда не брали в армию. Когда мы жили в Фарнборо — мне тогда было четыре года — там работал пленный немецкий офицер, который помогал ремонтировать самолеты. Помню, он подарил мне серебряный бокал и компас. Я тогда впервые увидел этот прибор. Он объяснил, как им пользоваться, и как летчики используют его во время полетов. Думаю, это также сыграло свою роль в том, что я стал морским офицером.

— Вы были ранены, когда «Белфаст» подорвался на немецкой магнитной мине. Как это произошло?

— Я служил на «Белфасте» с первого дня, когда он сошел на воду в 1939 году. Мне очень повезло в тот день, когда корабль подорвался на магнитной мине. Было это в ноябре 1939-го. Стояла прекрасная погода, и почти весь экипаж находился на верхней палубе. Пробоина была ниже ватерлинии. Из-за этого всем нам повезло: был ранен лишь 21 человек, в том числе и я, и только один человек погиб. Это стало уроком для Адмиралтейства: после этого инцидента был изобретен способ размагничивать корабли. Это спасло многие жизни и множество военных кораблей и торговых судов.

— После ремонта «Белфаст» участвовал в северных конвоях, и вы продолжили на нем служить. Насколько опасны были походы в Мурманск с грузом для Красной армии?

— Служба на море, где бы вы ни находились, всегда опасна. Особенно во время войны. А суровые погодные условия походов в Мурманск под атаками немцев были вдвойне опасны. Если вы идете служить на флот, вы ожидаете непоподу. Нашей главной заботой во время конвоев было избежать атак немецких подлодок и самолетов, особенно при проходе у берегов оккупированной немцами Норвегии. Меня больше всего заботили на «Белфасте» корабельные орудия, их боеготовность и исправность. Мы эскортировали и охраняли торговые суда, причем не только британские, но и русские. Поход в Мурманск был очень опасным. Когда мы добирались туда, русские нас очень благодарили за грузы и за охрану. Надо сказать, что это была нелегкая работа — пробиваться в Мурманск под немецким огнем. Потери всегда были немалые. После ранения врачи списали меня с корабля и отправили в госпиталь. Я хотел было остаться в строю, но врачи приказали: «Госпиталь! Только госпиталь и никаких разговоров!».

— Какой груз перевозили северные конвои?

— Продовольствие и вооружение. Главным образом продовольствие, но за оружие русские были особенно благодарны. Помню, случился один странный эпизод. По приходе в Мурманск кто-то из моряков дал женцине на пирсе плитку шоколада, но у нее ее отобрали какие-то официальные лица.

— Какое впечатление произвели на вас русские в Мурманске?

— Мне они понравились. Они прекрасно понимали, что происходит, и были очень гостеприимны, давали нам все, что мы хотели. Чаем угощали. Конечно, рекой лилась водка. В общем, нас принимали очень хорошо. Русские были очень благодарны за груз и за то, что я приводил в порядок орудия на их кораблях. Надо сказать, что я отвечал еще и за все орудия, которые были и на торговых судах, а многие из них принадлежали русским. Их благодарность была безмерной. Меня удивило тогда, что у русских все врачи были женщинами. И они были очень благожелательны. Все русские, с которыми мы встречались, относились к нам просто замечательно.

— Как сложилась ваша жизнь после войны?

— Меня откомандировали в штаб-квартиру Королевского флота, где я получил новое назначение в Глазго. Там я долго работал после войны. Когда я вернулся домой — как сейчас помню, в 3.30 пополудни, — то сказал жене, что я в полном порядке, полностью излечился после ранения. На что она ответила: «Замечательно, ступай наверх, отдохни!». Однако из-за моего не совсем удовлетворительного после ранения состояния мы с женой решили, что не будем больше иметь детей. У нас был ребенок, но он умер во время войны.


Похожие новости
Таиланд отметил 115-летие лидера сопротивления 1941 - 1945 годов 11 мая 2015 г.

Таиланд отметил 115-летие лидера сопротивления 1941 - 1945 годов

Торжества в понедельник начались рано утром буддийской религиозной церемонией на "старой" территории Тхаммасатского университета, расположенного в историческом центре Бангкока.БАНГКОК, 11 мая — РИА Новости, Евгений Беленький. Таиланд отметил в ...

дальше...

Британцы откроют в Петербурге мемориал памяти моряков Полярных конвоев 29 авг. 2014 г.

Британцы откроют в Петербурге мемориал памяти моряков Полярных конвоев

«Одиннадцать британских ветеранов арктических конвоев в сопровождении членов семей, мэра лондонской префектуры Southwark и команды центрального британского телевизионного канала ITV посетят Санкт-Петербург с 29 августа по 2 сентября», — рассказал Добринский...

дальше...

Развитие туризма в Арктике обсудят на саммите в Архангельске 23 окт. 2014 г.

Развитие туризма в Арктике обсудят на саммите в Архангельске

Программа саммита стартует с рабочих встреч и переговоров с иностранными партнерами по развитию совместных туристских маршрутов в арктических регионах северо-запада России и Северной Европы.В четверг в рамках саммита состоится заседание экспертной группы...

дальше...

Совфед одобрил закон о демонстрации нацистской символики при условии осуждения нацизма 25 нояб. 2019 г.

Совфед одобрил закон о демонстрации нацистской символики при условии осуждения нацизма

Тема: Пленарное заседание Совета Федерации 25 ноябряВ России снимут запрет на использование нацистской символики при условии негативного отношения к идеологии фашизма и отсутствия признаков пропаганды. Соответствующий закон одобрил Совет Федерации...

дальше...

Комитет Совфеда поддержал закон об использовании свастики при условии осуждения нацизма   22 нояб. 2019 г.

Комитет Совфеда поддержал закон об использовании свастики при условии осуждения нацизма

В России снимут запрет на использование нацистской символики при условии формирования негативного отношения к идеологии фашизма и отсутствия признаков пропаганды. Соответствующий закон поддержал Комитет Совета Федерации по науке, образованию и культуре...

дальше...

Свастику разрешат демонстрировать в фильмах и соцсетях при условии осуждения нацизма 12 нояб. 2019 г.

Свастику разрешат демонстрировать в фильмах и соцсетях при условии осуждения нацизма

Тема: Пленарное заседание Госдумы 12 ноябряЗапрет на использование нацистской символики снимут при условии формирования негативного отношения к идеологии фашизма и отсутствия признаков пропаганды. Соответствующий законопроект Госдума приняла во втором...

дальше...

В КПРФ предложили карать за сравнение коммунизма и нацизма 08 июня 2015 г.

В КПРФ предложили карать за сравнение коммунизма и нацизма

Депутаты-коммунисты предложили ввести уголовное наказание за сравнение коммунизма и нацизма. За подобные действия предполагается давать до 10 лет лишения свободы, пишет в понедельник, 8 июня, РИА Новости.Зампред ЦК КПРФ Валерий Рашкин и секретарь ЦК КПРФ...

дальше...

На фоне санкций ЕС норвежские компании не хотят терять рынок РФ 26 марта 2014 г.

На фоне санкций ЕС норвежские компании не хотят терять рынок РФ

Дипломат Уле Андреас Линдеман: «Важно продолжать сотрудничество на уровне предприятий и человеческих контактов»Норвежские предприятия, вложившие большие средства на Кольском полуострове России, пока не ощущают на себе прямых последствий крымского кризиса...

дальше...

Последние новости

Новости на сегодня 22 янв. 2021 г.