Сахаров. Жизнь и судьба

Сахаров. Жизнь и судьба В московском издательстве "Новый хронограф" при поддержке Фонда Первого президента России вышло жизнеописание Андрея Сахарова – почти тысячестраничный роман "Жизнь Сахарова". Московский журналист Николай Андреев, длительное время проработавший в газетах "Известия", "Комсомольская правда", "Литературная газета", потратил целое десятилетие на изучение биографии и документальных свидетельств о жизни изобретателя советской термоядерной бомбы, ставшего в 1975 году лауреатом Нобелевской премии мира. Подробный рассказ о внутренних поисках, формировании политической позиции и личной жизни Андрея Дмитриевича Сахарова во многом меняет образ иконы советского правозащитного движения, сложившийся в России.

– Николай, как бы вы сами охарактеризовали жанр вашей книги? Это чистой воды беллетристика, художественно-историческое исследование или скорее все же документальная проза? Что вы писали?

– Это беллетристика, художественная биография, может быть, документально-художественное исследование.

– В какой степени ваш Андрей Сахаров – литературная фигура, а в какой – исторический персонаж?

– Конечно, в первую очередь это литературно-документальный персонаж, но за любым фактом, который приведен в книге, стоит документ. Конечно, в романе есть и литературный домысел, есть развитие второстепенных сюжетных линий, которое, может быть, в точности не соответствует жизни. Но то, что с Андреем Дмитриевичем происходило; ситуации, в которых он оказывался; поступки, которые он совершал, – все это я могуподтвердить документами.

Домыслы в основном касаются нескольких не первостепенных персонажей. У книги многофигурная композиция: ее героями являются коллеги Сахарова, академики Зельдович и Харитон, его родственники, жены и дети (Елена Боннэр в первую очередь), советские политики вроде Берии или Горбачева.

Все они – реальные персонажи, я стремился максимально соблюдать историческую правду, но в то же время в развитии сюжета не обошлось без фигур собирательных. Допустим, в образе друга Сахарова Матвея Литвина обобщены характеристики нескольких фигур, которые так или иначе "прошли" через судьбу Андрея Дмитриевича.

– Каков круг документальных источников, с которыми вы работали? Где вы брали материалы для книги?

– Основной документальный источник – это, конечно, двухтомник воспоминаний Андрея Сахарова, а также воспоминания о нем самом, хотя таких материалов очень мало. Точнее сказать, всего три сборника вышли о Сахарове почти за четверть века после смерти. Кроме того, я встречался и беседовал со многими людьми, знакомыми и как-то связанными с Сахаровым. Например, с некоторыми его коллегами из закрытого ядерного центра в Сарове. Я побывал в самом научном центре, был в доме (точнее, в той половине дома, в которой Сахаров жил с первой женой Клавдией и их общими детьми).

Я побывал в доме-музее академика Харитона, в так называемом "красном доме", где располагался теоретический отдел, в котором работал Сахаров, изобретая термоядерную бомбу. Побывал в Нижнем Новгороде, в квартире-музее Андрея Дмитриевича – а раньше это была квартира, в которой он жил вместе с Еленой Боннэр во время ссылки из Москвы.

Я беседовал с людьми, с которыми ссыльные общались; это, кстати, очень незначительный круг людей. В том же доме, где жили Сахаров и Боннэр, только в другой квартире, располагается связанный с его горьковским изгнанием архив. Я также встречался с некоторыми людьми, с которыми Сахаров работал в Москве.

– А с самим Сахаровым вы были знакомы?

– Да, и с ним, и с Еленой Георгиевной Боннэр. С ней у меня не было очень уж больших бесед, но мы встречались, наверное, пять-шесть раз. А с Сахаровым я познакомился благодаря журналисту Юрию Росту. Андрей Дмитриевич ездил в Сыктывкар поддерживать избирательную кампанию диссидента Револьта Пименова, и Юра попросил меня туда вместе с Сахаровым слетать. Не скажу, что я вел обширные разговоры с ним, но мы беседовали. Иногда я встречался с Андреем Дмитриевичем, когда он работал в Верховном Совете.

– При подготовке книги вы общались с кем-то из соратников Сахарова по правозащитному движению, скажем, с Сергеем Ковалевым, Людмилой Алексеевой, Юрием Шихановичем?

– С Людмилой Алексеевой я общался, но довольно давно. А с Сергеем Адамовичем Ковалевым как-то не получился у меня разговор о Сахарове. Ковалев в ту пору тоже был народным депутатом, но как-то о Сахарове со мной предпочел не беседовать. Возможно, не увидел во мне подходящую фигуру для такого разговора. Не знаю.

– Одна из удачных особенностей вашей работы, на мой взгляд, – это авторская отстраненность. Поступки Сахарова, его друзей и врагов вы интерпретируете, как правило, в прямой речи персонажей книги, а не в своем авторском описании. Отчасти поэтому не совсем понятно, кто для вас Андрей Сахаров – герой, мученик, человек мятущийся, ищущий, совершавший ошибки? Как вы себе его представляете?

– На этот вопрос я как раз не могу определенно ответить. Мне хотелось прежде всего показать мощную фигуру Сахарова. Я считаю, что Андрей Дмитриевич – Сахаров – один из десятка исторических личностей, деятельность которых существенно повлияла на историю Советского Союза второй половины ХХ века. Как и всякая личность такого масштаба, он до конца непознаваем один из десятка людей, исторических личностей, деятельность которых существенно повлияла на историю Советского Союза, России второй половины ХХ века. Как и всякая личность такого масштаба, он до конца непознаваем. Я постарался, как мог глубоко и широко, показать его характер, умонастроения, воззрения, его окружение. Может быть, мои слова прозвучат несколько напыщенно, но мне кажется, что я в какой-то степени открываю Сахарова заново.

Будем честны: Сахаров в России почти забыт. Да, иногда мелькает его фамилия, мелькают ссылки на его работы и заявления, но много ли о нем сейчас россияне знают? Как-то ушла его фигура из общественного обихода. В прошлом году, например, было два юбилея, связанных со значительными датами в биографии Сахарова: 60 лет во времени испытания основанного на его идее ядерного устройства и 45 лет со дня выхода знаменитых "Размышлений...". Я не видел ни одной публикации по этим поводам, а ведь оба события дают поводы поговорить очень о многом.

– На страницах вашей книги появляется множество самых разных персонажей, в том числе люди, имена которых хорошо знакомы многим, если не всем, гражданам России. Насколько соответствуют реальности их слова, которые вы приводите? Скажем, насколько аутентичны разговор Елены Боннэр в поезде с актером Георгием Жженовым или беседа Михаила Горбачева с Андреем Сахаровым в Кремле? Как вы реконструировали эти сцены? Это литературный вымысел? – Нет, это не вымысел. Действительно, в купе поезда у Боннэр случилась довольно напряженная беседа с актером Жженовым, Елена Георгиевна об этом писала в воспоминаниях. Я лишь добавил факты из биографии Жженова, из биографии Боннэр, чтобы возникли дополнительные драматизм и напряжение. Свой разговор с Горбачевым Сахаров пересказывал Боннэр, и у меня информация – с ее слов. Кстати, я пытался говорить с Михаилом Сергеевичем о Сахарове, но беседа тоже оказалось малополезной. Горбачев помнит, что встречался и разговаривал с Сахаровым, а вот о чем – не мог вспомнить.
– Вы пытались как-то подобраться к архивам КГБ, связанным с Сахаровым?

– Да, конечно, я предпринимал такие попытки, но это почти трагическая история. Эти архивы уничтожены. В начале 1990-х годов, на волне демократизации, когда часть архивов КГБ временно была открыта, Елена Боннэр предприняла попытку добраться до них, но материалы уже были уничтожены. Это совершенно точно.

– Откуда это известно?

– Об этом заявил в свое время начальник КГБ Вадим Бакатин. Видимо, в Комитет был спущен какой-то негласный приказ в момент крушения СССР. Они же прекрасно понимали опасность обнародования материалов преследования Сахарова. Там было больше 200 папок.

– Как у вас возник замысел книги, почему она вышла только сейчас? Когда вы начали работать над сбором материала?

– Замысел книги как таковой возник довольно поздно, когда я вдруг обнаружил, что значительный объем материала уже собран. К тому моменту я уже разговаривал и с Сахаровым, и с Боннэр, и с Алексеевой. Я давно интересовался историей правозащитного и диссидентского движения в СССР, вообще современной историей. Однако до поры до времени просто не считал себя, ко всему прочему, достойным писать об Андрее Дмитриевиче: я журналист, интересуюсь историей, ну и не более того... Но мне казалось ужасно несправедливым, что проходят десятилетия, а хорошей биографии Сахарова нет. Появилась, правда, одна работа в серии "Жизнь замечательных людей". Книга называется "Андрей Сахаров. Наука и свобода", автор Геннадий Горелик. Он – уважаемый человек, историк науки, был близок к Боннэр. Однако из 440 страниц книги всего 60 посвящены Андрею Дмитриевичу, а остальное – история физики в России, размышления о том, украл СССР атомные секреты у США или не украли. Так что фигура великая, а книги о Сахарове нет. Постепенно я начал писать.

– Есть два, на мой взгляд, ключевых контрапункта в вашей книге. Первый – это моменты, связанные с внутренними борениями, с динамикой развития характера и воззрений Андрея Дмитриевича, мучительный процесс его превращения из ученого, истово верящего в необходимость термоядерной бомбы для Советского Союза, в человека, который чуть ли не считает себя соучастником преступления... Второй процесс – путь Сахарова в правозащиту, его превращение из лояльного советской системе академика в человека, который до конца отстаивает принципы свободы личности так, как он их понимает.

– Это один и тот же процесс, только я хотел уточнить момент об отношении Сахарова к ядерному оружию. Он до конца жизни не отрекался от того, что он создал. Более того, Сахаров подчеркивал: тотфакт, что Советский Союз получил водородную бомбу, помог сохранитьмир. Его много раз пытались (например, Алесь Адамович в интервью) склонить к этой мысли – отказаться, покаяться. Нет, Сахаров был в этом тверд. Как произошло его внутреннее перерождение? Мне кажется, что это удалось показать в романе: по сути, перерождения не было. Сазаров изначально был не то чтобы настроен против СССР, он был почти по-детски наивным. В научном сообществе в Арзамасе-16 Сахаров ничем особенным не выделялся, такими прямо уж острыми речами. Обстановка в закрытом городе физиков была достаточно свободной по советским меркам: там обсуждалось все и вся; понимали, что прослушивают, что были стукачи, но особо ученые не таились. Мне кажется, что Сахаров – нормально мыслящий человек, который не может не задуматься о том, как устроено общество, в котором он живет, ради защиты которого он создал мощное, убийственное оружие. Тогда не только он об этом задумывался, многие задумывались – и умные люди, и не очень, и я тоже задумывался.

Но одно дело – задуматься, а другое – набраться силы, храбрости, воли и встать "по ту сторону". На это мало у кого хватает сил, люди склонны к компромиссам, я и о себе, к сожалению, такое могу сказать. А вот Сахаров был честен во всем, поэтому считал нужным сказать то, что он думал о советском тоталитарном обществе. Динамика развития его характера к тому же не была каким-то единым актом. Его трактат "Размышления о мире и прогрессе...", например, написан человеком, который стремился улучшить социалистическую систему, "взяв" у капитализма какие-то полезные моменты. Только позже к Сахарову пришло понимание того, что социализм вообще не подходит для природы человека. Это сложный душевный процесс, я пытался его прописать, и надеюсь, что мне это удалось.

– Пожалуй, самые захватывающие страницы вашей книги связаны с описанием непростых отношений Сахарова с родными и близкими ему людьми – с первой женой Клавдией, с Еленой Боннэр, на которой он женился через несколько лет после смерти первой супруги, с его отношениями с собственными детьми и детьми Боннэр. Елена Георгиевна предстает в вашем романе как человек очень сильный, искренне любящий Сахарова, человек, которого искренне любит Сахаров – но как человек противоречивый. Вас не испугала острота этих противоречий?

– Честно признаюсь, что о некоторых моментах взаимоотношений между членами семьи Сахарова – Боннэр я умолчал, позволив себе минимум правды. Мое общее впечатление таково: Боннэр фактически спасла Сахарова в очень трудный период его жизни, когда он оказался один, когда он всеми был, по сути, брошен. Во-первых, новая любовь дала Сахарову силы для жизни и борьбы.

Во-вторых, именно в связи с появлением в его жизни Боннэр (хотя, естественно, не только по этой причине) Сахаров занялся настоящей общественной деятельностью. И вообще я считаю, что любовь Сахарова и Боннэр – великая любовь, это в истории такая редкость!

– Вы не опасаетесь, что откровенность вашей книги вызовет обостренную реакцию в правозащитном сообществе, среди людей, которые были близки к Сахарову, у его детей, детей Елены Георгиевны? Ведь Сахаров и Боннэр для людей либеральных убежденийво многом сакральные фигуры.

– Нет, не боюсь. Я же не писал в духе "желтой" прессы. Все, о чем я пишу в книге, происходило в действительности. Андрей Шарый Источник: svoboda.org

Горячая тема:


commnetКомментарии

Пожалуйста, войдите / зарегистрируйтесь
или авторизируйтесь через любую соц. сеть, чтобы оставить комментарий.


Похожие новости
Книжные издательства подготовили сюрпризы для российских читателей 29 дек. 2015 г.

Книжные издательства подготовили сюрпризы для российских читателей

Хорошие книги не закончатся с Годом Литературы. Издательства уже давно работают над книгами, многие из которых наверняка войду в списки литературных премий 2016 года. Конечно, все секреты редакции раскрывать не стали, но уже то, о чем рассказали, говорит...

дальше...

Ученые рассказали, как приучиться пить кофе без сахара 12 авг. 2017 г.

Ученые рассказали, как приучиться пить кофе без сахара

Американские ученые из Университета Миннесоты рассказали, как приучиться пить кофе без сахара. Материалы исследования, помогающего избавиться от пагубной привычки, опубликованы в издании Psychology Today.Согласно статистике, треть кофеманов пьют напиток...

дальше...

Госкомконкуренции: Спекуляция создала искусственный дефицит сахара 12 июля 2014 г.

Госкомконкуренции: Спекуляция создала искусственный дефицит сахара

«В течение июня месяца т.г. в г.Ташкенте и ряде регионов возник ажиотаж при приобретении потребителями сахара, что в свою очередь привело к необоснованному росту цен на данную продукцию в некоторых торговых точках», — отмечает комитет.По мнению Госкомконкуренции...

дальше...

Заснеженная Сахара: NASA опубликовало уникальный снимок 23 дек. 2016 г.

Заснеженная Сахара: NASA опубликовало уникальный снимок

Международное космическое агентство NASA опубликовало в Twitter уникальный снимок из космоса, на котором запечатлен снежный покров в пустыне Сахара.Сотрудники агентства рассказали, что сделана фотография была с помощью инструмента ETM+ на одном из...

дальше...

Нобелевская премия в области химии присуждена за исследования репарации ДНК 07 окт. 2015 г.

Нобелевская премия в области химии присуждена за исследования репарации ДНК

Нобелевская премия в области химии 2015 года вручена шведу Томасу Линдалу (проводит исследования в Великобритании), а также работающим в США ученому турецкого происхождения Азизу Санкару и американцу Полу Модричу. Награда им присуждена за исследования...

дальше...

Хабаровчанам откроют доступ к мироточащей иконе 22 авг. 2014 г.

Хабаровчанам откроют доступ к мироточащей иконе

Доступ к мироточащей иконе Иннокентия Московского (Вениаминова) будет открыт 23 и 24 августа. Любой желающий сможет прикоснуться к иконе и помолиться, сообщает СИ Rigma.info.Икона находится в храме Хабаровской духовной семинарии, переносить ее в другой...

дальше...

Путин выдвинут на Нобелевскую премию мира 05 марта 2014 г.

Путин выдвинут на Нобелевскую премию мира

В этом году на премию претендует рекордное число соискателей. Президент России Владимир Путин выдвинут на Нобелевскую премию мира. Об этом сообщил глава Нобелевского института в Осло Гейр Лундестад.В этом году на премию претендует рекордное число соискателей...

дальше...

Нобелевской лауреатке не нравится Россия Путина 14 окт. 2015 г.

Нобелевской лауреатке не нравится Россия Путина

Присуждение Нобелевской премии по литературе Светлане Алексиевич стало событием недели для журналистов Скандинавии и Финляндии. Сообщения опубликовали едва ли не все СМИ региона. Корреспондент Ингмар Невеус (Ingmar Neveus) «звонил в дверь квартиры нового...

дальше...

Последние новости

Новости на сегодня 22 нояб. 2019 г.