Почки. Оптимизация



Почки. Оптимизация У нас в стране делается куда меньше пересадок органов, чем в мире. В США, например, трансплантируется около 10 тыс. почек в год. У нас - 1000! По качеству пересадок мы не отстаем, а вот по количеству - да. Сколько людей можно было бы спасти! У нас сегодня есть высокотехнологичные центры. Есть квалифицированные хирурги-трансплантологи, сделавшие сотни операций, - люди, которые наперечет во всем мире. Не хватает органов для пересадки. Это управленческая проблема. Дефицит спровоцирован в том числе и несовершенством нашего законодательства. Сейчас Минздравом подготовлены документы, которые помогут решению проблемы.
Но в Москве, не дождавшись выправления положения с дефицитом органов, решили ликвидировать «лишние» центры трансплантации. Не рентабельно? Хирургам высочайшей квалификации, которая нарабатывается десятилетиями, предложили терапевтические должности. Это рачительно?
Московский департамент здравоохранения сообщил, что с 1 июня закрывается Центр трансплантации почки и 5-е хирургическое отделение в городской клинической больнице №7 - оптимизация московского коечного фонда. 210 пациентов с тяжелой почечной недостаточностью, которые числятся в листе ожидания 7-й больницы на пересадку почки, как заверил Алексей Хрипун, замруководителя департамента здравоохранения Москвы, не пострадают. Они перекочуют в лист ожидания отделения трансплантации института им. Н.В. Склифосовского. Там, правда, без новеньких в листе ожидания было больше 300 человек.
Как поженят две очереди, не в конец ли очереди Склифа попадут пациенты из Семерки? - Алексей Хрипун успокоил: лист ожидания органа для пересадки и сейчас фактически общий, ведет его московский Координационный центр органного донорства. Данные всех нуждающихся находятся в едином банке, и когда появляется почка для пересадки, ищут пациента, которому она оптимально подходит, учитывая биологическую совместимость, срок ожидания и состояние пациента. Лист ожидания при конкретной больнице означает, какая именно бригада хирургов будет делать операцию, куда доставят почку для пересадки и вызовут пациента.
Меня как стороннего наблюдателя такое объяснение успокоило: больных не обидят, но пациенты смотрят иначе.
У больного с почечной недостаточностью, как правило, большой стаж гемодиализа или перитонеального диализа, они много лет знакомы с хирургами, к которым планируют попасть на трансплантацию, потому что эта жизнеспасающая операция для них далеко не первая.
Для гемодиализа - подключения к аппарату искусственная почка, - им «шьют» сосудистый доступ. Чтобы сформировать фистулу, к которой можно будет подключать аппарат, хирург должен соединить артерию и вену на руке пациента - это уже серьезное вмешательство сосудистого хирурга. У больных со стажем доступ бывает не один - его иногда приходится исправлять, а иногда делать новый на другом месте из-за того, что первый не работает. В результате пациенты хорошо знают своего хирурга, привыкают к нему. Да и хирург к моменту трансплантации уже не раз встречался с пациентом, оперировал, видел, как его организм реагирует на вмешательства, знает сопутствующие заболевания (а у почечных больных их бывает целый букет), и уже готов к уникальной работе по пересадке почки именно этому человеку.
В будущем, 2015, году Центр трансплантации почки собирался отметить свое 20-летие. До 1995 года в Москве не было городского центра трансплантации. Праздник мог бы получиться на славу: за эти годы здесь сделали 1426 пересадок почки. Это был первый и долгие годы единственный московский центр трансплантации почки. Коллектив за эти годы сплотился, 19 лет не было текучки, а для трансплантации важен опыт, помогающий опираться на принцип аналогий. Каждая пересадка уникальна, как поведет себя организм, как заработает пересаженный орган - возможны неожиданности. А уж как больной отреагирует на иммуносупрессию - специальную терапию, подавляющую иммунитет, который стремится отторгнуть чужой орган, - здесь не только неожиданности, возможны парадоксы. И ни одно руководство не подскажет, как поступить в том или ином случае. Только за годы у оперирующих хирургов, у лечащих врачей складывается своя копилка, вырабатываются эффективные решения.
Но не только привычка и надежда на «своего» хирурга заставляют пациентов писать письма и обращения в защиту Центра трансплантации. Роман - молодой, крепкий мужчина, но уже шесть лет живет с пересаженной почкой. И за эти годы у него случилось еще три операции. В стационарах, пугаются до смерти, как только узнают, что предстоит операция пациенту с пересаженной почкой, не хотят браться: нужен специалист, который имеет соответствующий опыт. И тут всегда спасала большая многопрофильная 7-я больница, в которой находился Центр трансплантации.
Вероника рассказывает:
- Меня везли на скорой с аппендицитом, я попросила врача позвонить в ординаторскую Центра трансплантации, и после короткого разговора скорая уже мчалась к 7-й.
Больные с пересаженной почкой стремились в 7-ю не только для серьезных вмешательств, они могли позвонить в ординаторскую Центра в любое время суток, и неважно, кто дежурит - оперировавший тебя хирург или другой врач, в совете, а если нужно - и в помощи, никогда не отказывали. Пациенты говорят, что все трансплантированные словно дети этого отделения.
Две молодые женщины - Лиза и Валя - совсем юными пережили трансплантацию. Рассказывают, что собираются забеременеть. Обе полностью медицински и социально реабилитированы. Но 7-ю больницу с Центром трансплантации чувствовали своим защищенным тылом, что в их положении совсем не лишнее.
Главный нефролог Москвы Олег Котенко утверждает, что наблюдаются все москвичи после пересадки почки в поликлинике 52-й больницы. Это так: выписывать препараты для иммуносупрессии, которые нужны им пожизненно, приходится там. Но, как рассказывают сами пациенты, там такие очереди, что рассчитывать на разговор о своих недомоганиях или опасениях времени нет. Просиживать под дверью кабинета приходится по три часа. А врачу некогда поднять глаза на пациента. Здесь и москвичи, и иногородние, которым совсем тяжело: во многих регионах просто нет наблюдения за больными с имплантациями, и за рецептами и лекарствами они каждые три месяца должны ездить в эту же поликлинику при московской больнице. Пару лет назад пациентские организации ставили вопрос о том, чтобы все клиники, делающие трансплантации, разобрали своих пациентов, наблюдали бы их после операций и выписывали лекарства. На каком-то этапе им пообещали такую реорганизацию, но что-то не сложилось. Так и сидят они часами в очереди за своими рецептами.
Взволнованы и те пациенты, которые только ждут пересадки и находятся на гемодиализе в 7-й больнице. На пресс-конференции, которую организовал департамент здравоохранения Москвы, Алексей Хрипун заверил, что отделение гемодиализа остается на месте, сосудистые доступы будут продолжать шить в 7-й больнице. Перитониальный диализ тоже остается. Но Ирина Христова, президент пациентской организации «Новая жизнь» и пациент с пересаженной почкой с 20-летним стажем удивляется: как формировать 600 сосудистых доступов в год, вводить пациентов в перитонеальный диализ, вести 169 человек на гемодиализе и 74 - на перитонеальном, бороться с неизбежными осложнениями при том, что не будет коек? Это нереально.
Центру трансплантации 7-й больницы рубят хвост частями?
Могели Хубутия, главный врач Склифа, куда должны перекочевать пациенты из листа ожидания 7-й больницы, говорит:
- Меня могут упрекнуть, что я, главный трансплантолог Москвы, не развиваю трансплантацию. Но это не может развиваться в 5-7 центрах, нужна оптимизация коечного фонда. Здравоохранение - высокозатратная деятельность. Есть центр трансплантации в институте Склифосовского, и он не вырабатывает все, что мог бы. В прошлом году сделал 91 трансплантацию почки, а мог бы делать 300 в год. Зачем содержать при этом второй центр?
Центр, который уважаемый трансплантолог называет «вторым», на самом деле был первым московским Центором трансплантации и до 2007 года, когда в Склифе стали делать пересадки почки - единственным. Склиф набирал обороты и какое-то время две московских клиники делали равное число пересадок - около 100.
Но для того, чтобы наращивать число операций не хватает органов.
Первый наезд на 7-ю произошел в 2012 году. Тогда прозвучало, что Центр трансплантации полностью переходит в Склиф. Но хирургам никаких приглашений не поступило. А вот органы для пересадки стали приходить все реже. К маю 2012 было сделано 28 пересадок, а до конца года всего 15. В 2013 году у Центра трансплантации забрали реанимацию и сделали ее общей реанимацией 7-й больницы. А к концу 2013 оставили Центру всего четверть этажа. Центр правда, койки не сократил, только уплотнил своих непростых пациентов: в палатах, где лежали по 3 пациента стали класть по 5, но продолжали работать. Теперь эти 20 коек полностью ликвидируют.
- В чем будет экономия? - недоумевает Игорь Нестеренко, руководитель Центра трансплантации почки 7 ГКБ. - Да, на каждую трансплантацию выделяется 830 тыс. руб. Но если больные перейдут в Склиф, эти средства все равно будут использованы. На чем экономия? На электричестве и водоснабжении? Но останавливают на ходу мчащийся поезд. И вот здесь потери неизбежны. Нам уже выделены деньги на очередные трансплантации, и они пришли в больницу. У нас есть три пары родственников, готовых на родственную пересадку почки. В этом случае не нужно ждать дефицитного органа. Обидно за команду.
В Центре трансплантации почки три оперирующих харурга-трансплантолога: руководитель Центра Игорь Нестеренко, Дмитрий Макеев и Николай Шахов. Это три оперирующих бригады. И у них в листе ожидания - 210 человек - люди, которые доверяют этим хирургам. Если бы им давали почки для пересадки, они могли бы наращивать число операций. Но отделение ликвидируется. А что с этими штучными специалистами? Все три оперирующих хирурга Центра имели два сертификата: врача-хирурга и врача нефролога. Макеев числился до этой реорганизации врачом-хирургом отделения гемодиализа, там и останется, только лишится возможности делать пересадки. Будет проводить гемодиализ, фактически вести терапевтическую работу, терять квалификацию хирурга. Шахов, видимо, пойдет на вакантную должность врача-хирурга в 52-ю больницу, будет заниматься формированием сосудистого доступа для гемодиализа. Это тоже потеря квалификации трансплантолога. А вот Игорю Нестеренко предложили терапевтическую должность. Игорь Викторович говорит, что он увольняется.
Я еще школьником решил, что буду хирургом, не представляю себя без хирургии. - рассказывает Нестеренко. - Да и почему в Москве должен быть один центр пересадки почки? В Барселоне - городе с полуторамиллионным населением таких центров шесть. В Риме только я знаю четыре, а, возможно, их еще больше. Это неправильно. А если у нас в ближайшее время улучшится ситуация с органами, придется открывать новые отделения? Разрушить просто. Собрать вновь квалифицированную команду - очень сложно.
На западе хирург готовится не менее 10 лет перед тем как ему позволяют вести самостоятельные операции. У нас трем квалифицированным хирургам, каждый из которых возглавлял бригаду во время трансплантации, обладал знаниями на стыке сосудистой хирургии, урологии и знал проблемы иммуносупрессии, теперь предлагается переквалифицироваться.
Вот такая странная экономия. Особенно в преддверии вступления в силу закона «О трансплантации органов и тканей».
Людмила Рыбина Источник: novayagazeta.ru


commnetКомментарии

Пожалуйста, войдите / зарегистрируйтесь
или авторизируйтесь через любую соц. сеть, чтобы оставить комментарий.


Похожие новости
Решившийся на пересадку головы россиянин встретился с хирургом 13 июня 2015 г.

Решившийся на пересадку головы россиянин встретился с хирургом

Программист Валерий Спиридонов впервые очно встретился с итальянским хирургом Серджо Канаверо, мечтающим провести первую в мире операцию по трансплантации головы человека.Кандидат на пересадку головы, российский программист Валерий Спиридонов, впервые...

дальше...

Доллар упал: Америку ждет тройной дефицит 03 дек. 2018 г.

Доллар упал: Америку ждет тройной дефицит

Доллар снова в опале. Американской валюте предсказывают снижение на 30% и потерю статуса резервной валюты. Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты считают, что доллар продолжит дешеветь, но уйти от американской валюты в расчетах...

дальше...

Жена рэпера Дино МС Мишаня: «Ради мужа я сделаю вторую операцию по увеличению груди» 25 мая 2015 г.

Жена рэпера Дино МС Мишаня: «Ради мужа я сделаю вторую операцию по увеличению груди»

Жены российских рэперов — Оксана Самойлова, Айза Долматова, бывшая спутница Тимати Алена Шишкова и другие красотки уже стали на порядок популярнее своих сильных половин в социальных сетях. Недавно на небосклоне «Инстаграма» зажглась еще одна звезда ...

дальше...

Мишель Обама готова лечь под нож хирурга 15 янв. 2014 г.

Мишель Обама готова лечь под нож хирурга

Первая леди США Мишель Обама после недавних скандалов с мужем может обратиться к пластическим хирургам или сделать несколько инъекций ботокса. По ее словам, сейчас в этом нет необходимости, но операция позволит ей "чувствовать себя комфортно". На что...

дальше...

Олег Романцев: Наш футбол нуждается в реформах 02 окт. 2014 г.

Олег Романцев: Наш футбол нуждается в реформах

Круглый стол, за которым для обсуждения проекта реорганизации российского футбола Валерия Газзаева в прошедший вторник собрался почти весь тренерский цвет отечественного футбола, выразил единодушную поддержку начинания директора Объединенной футбольной...

дальше...

"Бинтов сделать не могут, а импортные томографы запрещают" 28 апр. 2014 г.

"Бинтов сделать не могут, а импортные томографы запрещают"

Почему мы так катастрофически отстаем от развитых стран, можно ли найти что-то хорошее в отечественной онкологии, - размышляет Алексей Масчан. Сегодня ситуация с доступностью медицинской помощи у нас гораздо хуже, чем в пресловутых капиталистических...

дальше...

В Казахстане готовы к первой пересадке легких 09 нояб. 2014 г.

В Казахстане готовы к первой пересадке легких

Во всем мире проведено более полутора тысяч успешных операций по пересадке легких, в Австрии, например, в год делают около ста пересадок. В Казахстане — пока ни одной, хотя пациентов, которые нуждаются по медицинским показаниям в трансплантации легкого...

дальше...

Трансплантолог: идея пересадки головы человека спорная, но возможная 27 февр. 2015 г.

Трансплантолог: идея пересадки головы человека спорная, но возможная

В такой процедуре будут очень ограниченные показания "потому что, если речь идет о тяжелобольном человеке, то не известно, насколько у него будет голова здорова, чтобы к этой голове присоединить новое тело", заявил директор Федерального научного центра...

дальше...

гороскоп

Последние новости

Новости на сегодня 18 июля 2019 г.